Новости РСПМ и его членов

|« Первая  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   Последняя »|

17.03.2014 Соломы не напасешься

Разгорающийся политический конфликт угрожает уральской экономике не разрывом хозяйственных связей с Украиной, а возможными санкциями со стороны Европы или Америки и курсовыми изменениями рубля

Для оценки значимости крымского конфликта для территорий Урало-Западно­сибирского региона неплохо понять, насколько важным экономическим партнером является Украина для наших областей. Для этого проследим тесноту и активность внешне­экономических уральско-украинских связей (в первую очередь - торговых).

Методологическая оговорка: ведя речь о внешнеэкономических связях, мы будем оперировать данными из двух основных источников - Росстата и Федеральной таможенной службы (эти ведомства имеют серьезные расхождения в методике расчета внешнеторговых потоков и экспортно-импортных операций).

Торговый баланс

Украина для Урала яsolomy_ne_napasehsya_grafik_400вляется в большей степени рынком сбыта, а не поставщиком, это подтверждают как данные Росстата (экспорт превышает импорт в 2,8 раза), так и ФТС (разница в 3,3 раза). Кстати, для Урала такая ситуация складывается не только с Украиной, она скорее типична: наш регион имеет ярко выраженную экспортно ориентированную экономику, и в этом смысле Украина - характерный партнер.

Структура уральского экспорта на Украину понятна, она целиком соответствует отраслям специализации нашего региона. Лидирующие позиции у черной металлургии: на металл и металлические изделия приходится от трети до 40% экспорта, еще 10 - 15% - на металлические руды. За перечисленное отвечают Челябинская и Свердловская области. Около 15 - 20% регионального экспорта составляют нефть, нефтепродукты и всевозможное минеральное топливо, поставляемое в основном из Башкортостана и Тюменской области. Оставшиеся 30% экспортной структуры более-менее равномерно размазаны по предприятиям машиностроения, органической и неорганической химии, цветной металлургии. (Здесь и далее товарную структуру рассчитываем по данным таможни.)

Товарная структура импорта с Украины на Урал также подчеркивает типичность страны для внешнеэкономических связей нашего региона: импортируются товары более высоких переделов, чем поставляются. Так, зеркально структуре экспорта структура уральского импорта от трети до 40% составлена всевозможной машиностроительной продукцией (тяжелой техникой, оборудованием, инструментами и прочими устройствами). Немало в обратном направлении также поставляется металлургической продукции - около 15%. Важную роль в импорте с Украины играют пищевка и агропром: на поставки продуктов питания на Урал приходится 10 - 15%. Также много завозится целлюлозно-бумажной продукции, строительных материалов, продукции химических отраслей.

Региональный расклад

В настоящий момент ни для одного региона Большого Урала Украина не является критически важным экономическим партнером. Важнее всего, судя по данным Росстата, украинские отношения для экспортеров в Башкортостане: по нашей оценке, в 2013 году почти 20% башкирского экспорта пришлось на эту страну. По всем остальным территориям доля Украины в экспорте (и тем более импорте) не превышает 10%. Если каждая область выстроит основные страны-партнеры по международной торговле в рейтинг по объему оборота, то Украина займет в них в лучшем случае четвертое место (Челябинская область), в среднем же окажется между пятой и десятой позициями.

Судя по всему, общениеsolomy_ne_napasehsya_grafik4_400 с Украиной на Урале сложилось преимущественно по металлургической линии: основа внешнеторгового оборота региона обеспечивается Свердловской и Челябинской областями, на них, при расчете по данным ФТС, приходится до 70% всей торговли. Важно обратить внимание на то, что Свердловская область часто выступает и в роли транспортно-логистического хаба, поэтому некоторые товары, зарегистрированные в качестве импорта на Средний Урал, в дальнейшем расходятся по конечным потребителям на других территориях. Возможно, именно поэтому основным импортером машиностроительной продукции с Украины является как раз Свердловская область. Определяющую роль Среднего и Южного Урала можно проследить и по данным Росстата, однако в этом случае их доля снижается до 40 - 45%, что тоже немало.

Кроме прямой торговли, на Южном Урале с Украиной налажены и более тесные экономические отношения - по глубине сотрудничества Челябинская область лидирует в регионе. Так, по данным Челябинскстата, в области зарегистрировано 39 коммерческих предприятий, в составе учредителей которых выступают физические и юридические лица с Украины, объем прямых иностранных инвестиций этой страны в экономику Южного Урала в 2012 году составил 70,8 млн долларов, в 2013 году - 112,9 миллиона.

На второй позиции по активности экономического взаимодействия с Украиной расположим Башкортостан и Тюменскую область (имеем в виду южную часть сложносоставного субъекта федерации): вместе они покрывают еще почти 20% общеуральского товарооборота с малороссами (опять считаем по таможенной отчетности). Основные статьи экспорта здесь - нефть и нефтепродукты. Башкиры, как и среднеуральцы, импортируют много украинской машиностроительной продукции, тюменцы отмечают также значимость украинских продуктов питания (в основном кондитерских изделий).График

Башкортостан, как рапортует республиканское правительство, также не ограничивает тесные связи с Украиной внешнеторговым оборотом. На территории республики, как отчитывается департамент статистики, на начало 2013 года действовали 33 предприятия, созданные при участии капитала из Украины. Эти организации специализируются

на производстве пластмассовых изделий, растениеводстве, лесоводстве и лесозаготовках,
оптовой и розничной торговле, монтаже оборудования, деятельности грузового автотранспорта, оказании консалтинговых, медицинских и других услуг. При этом, однако, за 2013 год в республику прямых иностранных инвестиций поступило из Украины всего на полмиллиона долларов, и никаких реализующихся инвестиционных проектов с участием украинского капитала на территории Башкирии не зафиксировано.

На остальные территории Урало-Запад­но­сибирского региона приходится всего 10 - 12% (по ФТС) товарооборота с украинцами. Так что ни кардинально повлиять на него, ни катастрофически пострадать при его изменении, считаем, их экономики не могут.

Динамика

График

Экономические отношения между рассматриваемыми хозяйственными комплексами угасают. Объемы уральской внешней торговли с Украиной начали сжиматься со второй половины 2012 года, до тех пор они довольно быстро восстанавливались после кризиса 2009 года. В 2013 году сокращение импортно-экспортных операций носило уже обвальный характер. Так, за минувший год объем тюменского экспорта на Украину сжался на 80%, за тот же период вдвое сократился объем импорта украинской продукции Свердловской областью, более чем на 20% просел оборот с Челябинской областью (в результате Украина переехала со второй строчки в рейтинге значимости для нее международных партнеров на четвертую).

Заметим, что падение связано в основном с ухудшением украинской экономической ситуации, и к складывающейся политической картине отношения, думается, не имеет. Экономический характер делает охлаждение более предсказуемым и менее рискованным для уральского экономического комплекса. О появлении новых неожиданных провалов на пути уральско-украинских товарных поставок представители уральского крупного бизнеса не заявляют и о возможном разрушении былых экономических связей пока не беспокоятся (подробно об этом см. «Обед по расписанию», с. 16). На наш взгляд, если подобные сложности «политического характера» все же возникнут, то иметь критического влияния на экономику уральских территорий они не будут.

Конечно, говорить, что этим влияние крымского кризиса на уральскую экономику ограничится, было бы большой глупостью. Однако ясно, что если и опасаться проблем для уральской экономики, то ожидать их возникновения следует из-за возможных санкций со стороны Европы или Америки и из-за курсовых изменений рубля, а не напрямую от охлаждения отношений с новой властью на Украине.

 

Уральский экспорт

 

 

Украинский импорт 

 

Дополнительные материалы

 

Обед по расписанию

Нестабильная обстановка в Украине пока некритична для уральской промышленности, рассказывают управленцы крупнейших предприятий

Крупнейшие предприятия черной и цветной металлургии на территории Большого Урала («дочки» таких холдингов, как Евраз, Мечел, Русал, УГМК, а также Группы ММК) пока не ощутили негативных последствий от событий в Украине как в части экспортных поставок, так и возможного импорта комплектующих. «Работа по всем договорам с украинскими предприятиями осуществляется в штатном режиме», - уточнили в департаменте по связям с общественностью Мечела. Металлурги отмечают, что поставки в Украину для них не критичны, так как на ее рынок приходится не более 5% продаж.

Президент Российского союза поставщиков металлопродукции Александр Романов подтверждает, что российская металлургическая продукция в очень небольших объемах поставляется на Украину, и для наших предприятий украинский рынок не является доминирующим. Если какие-то поставки и уменьшились в объемах, то очень незначительно. По его словам, проблем с поставками металла с территории Украины также пока не отмечено - по оперативной информации РСПМ, металлургические предприятия в этой республике работают как обычно.

Негатив пока отмечен лишь в единичных случаях. «Есть информация, что некоторые южноуральские предприятия приостановили отгрузку продукции в Украину, но это не носит системный характер», - сообщили в Южно-Уральской торгово-промышленной палате (ЮУТПП). Так, автомобильный завод «Урал» с начала года не поставил в эту страну ни одной машины. «Наши представители ждут стабилизации политической ситуации. Потенциальные покупатели - добывающие компании, которые в той или иной степени зависят от государства. Но для нас это некритично», - пояснили на предприятии.

Опасения по поводу сворачивания уральского бизнеса на Украине пока не оправдались. Так, по словам коммерческого директора Южноуральского арматурно-изоляторного завода Алексея Шахова, информации о сбоях в работе львовского производства, входящего в холдинг «Глобал Инсулэйтор Групп», не поступало. В титановой корпорации «ВСМПО-Ависма», группе «Магнезит» и компании «Макфа», которые также владеют производствами на Украине, от комментариев предпочли воздержаться. Неофициально здесь поясняют, что не получали со своих заводов негативных сигналов.

Основные риски уральские промышленники и трейдеры сегодня видят в финансовой стороне партнерства предприятий двух государств.

- Отрицательным фактором с точки зрения поставок является ценовая ситуация - снижение курса гривны и рубля по отношению к евро и доллару. Их девальвация, а также опасения каких-либо сбоев в финансовой системе Украины в целом влияет на то, что поставки продукции все чаще осуществляются «вкороткую», по спотовым контрактам, - поясняет Александр Романов.

Как отмечают на заводе «ЧТЗ-Уралтрак» (Челябинская область), из-за падения курса гривны потребители не в силах прогнозировать, смогут ли в полном объеме оплатить заказанную технику и запчасти на суммы, ранее предусмотренные бюджетами. В связи с этим некоторые партнеры на Украине были вынуждены отложить часть ранее согласованных закупок.

На днях стало известно, что из-за нестабильной работы украинских банков с трудностями в расчетах столкнулось республиканское акционерное общество «Мотор Сич», которое выступает контрагентом для некоторых уральских предприятий авиационной отрасли.

В кулуарах машиностроители отмечают: опасаясь проблем с расчетами за поставки комплектующих по долгосрочным контрактам, ряд уральских машиностроительных заводов уже начал искать альтернативных поставщиков.
Строить долгосрочные прогнозы о влиянии украинского кризиса на уральскую промышленность пока никто не берется - не понятно, что будет через неделю. «Как отразятся события в Украине на исполнение обязательств со стороны партнеров, станет ясно во втором квартале 2014 года. Как раз в это время, как правило, формируется заявка на поставку продукции», - поясняет президент ЗАО «Пермская компания нефтяного машиностроения» Евгений Мокроносов. Второй квартал также считается показательным и для металлургической отрасли, так как спрос на ее продукцию подвержен сезонности и основные заказы приходятся на конец весны - начало лета.

- Сейчас политическая ситуация на Украине настолько нестабильна и непредсказуема, что говорить о перспективах развития внешнеэкономических отношений очень сложно. Конечно, существуют политические и экономические риски, риск нестабильности валют. Однако можно предположить, что хозяйствующие субъекты как работали, так и будут работать, ведь экономические связи РФ и Украины очень тесные и формировались на протяжении многих лет, - полагает представитель ЮУТПП Наталья Халитова.

С ней соглашается и Александр Романов, отмечая, что Россия в экономике Украины играет значительно большую роль, нежели наоборот. Так, только поставки металлопроката и труб из республики в нашу страну достигают 5 млн тонн в год. «Конечно, ей можно найти сбыт на рынках других регионов, но сделать это будет гораздо сложнее из-за более высокой конкуренции», - поясняет он. Аналогичная ситуация с машиностроительной продукцией, которая в большинстве своем в других странах рискует оказаться невостребованной.

Ослабление позиций украинских производителей может расширить возможности для российских предприятий. В частности, Украина является прямым конкурентом для свердловских и челябинских производителей металлопроката и труб, а также грузовых вагонов. «То же можно сказать о сельском хозяйстве. Украина, как и Челябинская область, является экспортером зерна. Проблемы в зерновом производстве, если они возникнут в связи с общим упадком экономики Украины, могут привести к росту цен на зерновом рынке и повышению эффективности российского зернового производства», - полагает профессор челябинского филиала Финансового университета при правительстве РФ Алексей Копченов.

В Свердловском областном союзе промышленников и предпринимателей считают, что ситуация на Украине способна отразиться на промышленности региона не напрямую, а опосредованно: «Падение фондовых котировок и валютных индексов может негативно сказаться на инвестиционных программах заводов, так как поставляемое в Россию оборудование, которое закупается для модернизации, может подорожать в рублях».

«Мы страдаем гораздо больше не от отсутствия заказов с Украины, а от резкого роста курсов доллара и евро. Комплектующие мы покупаем в Европе. Пока не несем промышленных убытков, но ждем, что итоги года будут хуже, чем в 2013 году, значительно упадет маржа. Сейчас промышленникам очень нужна политическая стабильность», - подтверждает гендиректор «Пневмостроймашины» Владимир Анисимов.

Подготовила Вера Пыжьянова

Эксперт


05.03.2014 Нужен импульс для более активного развития

С. Масленников, генеральный директор компании Стальинвест, руководитель комитета РСПМ по продвижению современных видов оцинкованного и окрашенного проката в России, рассказал в интервью журналу «Металлоснабжение и сбыт» о том, какие выгоды принесет различным участникам рынка создание нормативной документации, регулирующей применение современных строительных материалов.

- Сергей Германович, как вы оцениваете необходимость и целесообразность разработки нормативной документации в области металлостроительства?
- Встреча производителей и переработчиков оцинкованных и окрашенных сталей состоялась 24 января 2014 г. в Москве после почти полугодовой паузы: предыдущее совещание на Новолипецком металлургическом комбинате (НЛМК) прошло в октябре 2013 г. В тот раз участники рынка наконец-то четко заявили о необходимости объединения усилий для разработки нормативной документации по применению ЛСТК, в том числе путем долевого участия заинтересованных предприятий в финансировании этого проекта. Совещание поручило П. Городилову, заместителю вице-президента по продажам ОАО «НЛМК», проработать детали организации и финансирования работы по созданию Свода правил «Конструкции стальные тонкостенные из холодногнутых профилей и профилированных листов. Нормы проектирования» и сопутствующих ему нормативно-технических документов. За основу для разработки данной документации было решено взять положения Еврокода 1.3, а головной организацией по адаптации указанного Еврокода в России в качестве нормативного документа для расчета, проектирования и применения в строительстве конструкций стальных тонкостенных оцинкованных из холодногнутых профилей и профилированных листов назначить ОАО «Уральский научно-исследовательский институт архитектуры и строительства» (Екатеринбург, входит в Группу НЛМК).
Эти положения еще раз были озвучены на заседании в Москве. Кроме того, ведущие переработчики и представители трех металлургических комбинатов: Северстали, НЛМК и ММК — подтвердили намерение финансировать данную работу. Правда, представители крупнейших производителей четко обозначили, что брать на себя бремя финансирования полностью они не собираются, поскольку участие в нем должны принять и предприятия-переработчики. Пока неизвестно, в каких пропорциях это будет осуществлено, но мое предложение — 50/50.
Необходимость такой работы, на мой взгляд, определяется тем, что введение в действие современных нормативных документов в области металлостроительства, и в первую очередь в сегменте ЛСТК, даст импульс расширению производства сталей с покрытиями в России. В частности, появится четкая нормативная база, позволяющая проектировать здания и сооружения из легких тонкостенных металлоконструкций, а затем с этими проектами проходить государственную экспертизу. Также это позволит правильно рассчитывать нагрузку на сэндвич-панели и другие элементы, изготовленные из оцинкованной стали и стали с полимерным покрытием, что опять же простимулирует строительство новых линий по производству сталей с покрытиями на металлургических комбинатах. При этом уже сейчас рынок ощущает недостаток отечественного проката. Например, предварительные итоги 2013 г. показали, что при росте объемов производства стали с покрытиями у российских производителей (как у крупных комбинатов, так и у независимых производителей) значительного падения импортных поставок оцинкованной стали и стали с полимерным покрытием не произошло: снижение составило лишь 3—5%. То есть рынок растет, развиваются новые сегменты, появляются современные продукты, и нормативное регулирование должно стимулировать эти процессы.

- Вы часто говорите о выгодах, которые будут иметь производители рулонного проката, а что это принесет переработчикам сталей с покрытиями?
- На совещании я сказал, что три-четыре года назад наша компания прекратила предлагать рынку новые виды продукции, применение которых на сегодняшний день в России не регулируется нормативной документацией. Мы не хотим тратить много времени и сил на продвижение продуктов, использование которых очень сложно согласовывать, сложно проводить по ним экспертизу. Поэтому компания Стальинвест сконцентрировалась на развитии переработки проката черных металлов, построила завод металлоконструкций, начала производство сэндвич-панелей, а также запустила сопутствующий бизнес — производство теплоизоляционных изделий (минеральной ваты). По этим видам изделий существует четкая и отработанная нормативная база.
В результате у нас выстроена эффективная производственная цепочка, в рамках которой на одной площадке сконцентрировано производство и проектирование металлоконструкций, сэндвич-панелей и профнастила, а компания может полностью спроектировать и изготовить полнокомплектное здание.
Новый свод правил обеспечит беспрепятственное прохождение экспертизы строительных проектов с применением современных материалов, которые на сегодня, к сожалению, не имеют отражения ни в СНиПах, ни в других документах. При этом и мы, и наши коллеги по цеху уже присматриваемся к поставщикам оборудования по производству ЛСТК, чтобы, как только появится ясность в области нормативного регулирования этой сферы, приобрести соответствующие линии и шагнуть в новую нишу рынка изделий из стали с покрытиями. Таким образом, введение нового свода правил — это дополнительная возможность расширить линейку производимой продукции, повысить собственную рентабельность и доходность, а для рынка это новые, современные виды продукции с более высокими потребительскими свойствами.

- Однажды вы рассказывали, что строите себе дом на основе ЛСТК. Как прошел этот эксперимент?

- Он пока еще не окончен. Каракас дома был построен в 2012 г., при этом я предполагал использовать материалы (металлоконструкции, сэндвич-панели и т.п.), произведенные на мощностях компании Стальинвест. Однако в 2013 г. пришлось плотно заниматься инвестиционными проектами, и, кроме того, появились новые идеи по созданию «умного дома», начинки его всякими электронными системами, что затормозило строительство.
В ближайшее время этот эксперимент будет продолжен!

- Каким для Стальинвеста стал 2013 г.? Удалось ли противостоять негативным тенденциям развития рынка металлов?
- Прошедший год стал по всем показателям самым лучшим годом в истории компании. Так, по объемам производства профнастила мы превысили свои лучшие годы на 11-12% (в натуральном измерении). Линия по выпуску минеральной ваты к концу года превзошла проектную мощность примерно на 15%, участок металлоконструкций — также на 15%. В настоящий момент мы осваиваем вторую очередь первого цеха завода металлоконструкций и в ближайшее время планируем выйти на проектные показатели.
По производству сэндвич-панелей Стальинвест в прошлом году также достиг проектных мощностей, которые были заложены в бизнес-плане.
То есть данный период наш коллектив отработал великолепно, и косвенным показателем этого является то, что в 2014 г. производственный год начался уже 2 января в 7:20 утра. С этого момента наши цеха работают круглосуточно и без выходных, стремясь оперативно выполнять заказы клиентов.

- Какие задачи стоят перед Стальинвестом на 2014 г.?

- Основной задачей 2014 г. является совершенствование и повышение эффективности внутренних бизнес-процессов (процессов закупки сырья, продажи готовой продукции, планирования, контроля и т.п.), с тем чтобы повысить популярный в настоящее время показатель EBITDA.

P.S. Тема продвижения современных видов оцинкованного и окрашенного проката в России будет продолжена на конференции "Оцинкованный и окрашенный прокат: тенденции производства и потребления", которая пройдет в Москве 20-21 марта.

 

Металлоснабжение и сбыт


25.02.2014 Основа инфраструктуры

В Москве в зале совещаний Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ) прошло заседание производителей и переработчиков сталей с покрытиями, посвященное вопросам развития российского рынка оцинкованных и окрашенных сталей, а также изделий из них. Мероприятие продолжило серию встреч участников рынка проката с покрытиями, которые состоялись в прошлом году в Москве, Рязани и Липецке, а также в рамках Международной конференции «Оцинкованный и окрашенный прокат: тенденции производства и потребления».

Участие в январском мероприятии приняли представители Всероссийской Ассоциации Металлостроителей (Ю. Елисеев и В. Митяшин), Магнитогорского металлургического комбината (В. Прозоров), Новолипецкого металлургического комбината (П. Городилов и Г. Еремин), Стальинвеста (С. Масленников), ГП «Стальные конструкции — Профлист» (К. Голов), Завода нестандартного оборудования и металлоизделий (И. Кондакова), УК Лысьвенская металлургическая компания (С. Кондауров), Московского авиационного института (А. Токарев), Метакона (Е. Цуренков), Башмодульстроя (Р. Нагаев), Северстали (С. Сабитов и К. Кирюшкин), Руспромсталь-Групп (П. Соломонов), ЦНИИчермета им. И.П. Бардина (В. Парамонов и Ю. Пономарева), УПТК-65 (А. Малышев), Центра по развитию цинка (В. Полькин) и др.
Открыл встречу президент РСПМ А. Романов, который кратко рассказал об итогах прошедшего года в черной металлургии, дал оценку возможным точкам роста в стройиндустрии и промышленности, а также поведал об основных мероприятиях текущего года по расширению применения металлопродукции в строительстве.
Напомним, что участники рынка изделий из сталей с покрытиями уже достаточно давно обсуждают проблемы, препятствующие более активному его развитию. Одним из таких вопросов стало медленное развитие сегмента легких стальных тонкостенных конструкций (ЛСТК) — конструкций из стали толщиной менее 4 мм. По словам экспертов, основным сдерживающим фактором масштабного применения ЛСТК в России является отсутствие национальной строительной нормативной и методической базы для их проектирования, строительства и эксплуатации. В связи с этим каждый проект строительства здания и сооружения с применением таких конструкций должен проходить длительные процедуры экспертиз, согласований и разрешений, что существенно сказывается на оперативности применения новых технологий в строительстве.
Сегодня без специальных технических условий (СТУ) прохождение экспертизы невозможно. В связи с этим участники рынка вынуждены разрабатывать СТУ для каждого конкретного проекта строительства здания или иного сооружения с применением ЛСТК, что существенно увеличивает сроки и стоимость проектирования и снижает объемы внедрения новых технологий.
Более того, на эффективности работ по стандартизации в сфере металлостроительства сказывается то, что в системе российских технических комитетов по стандартизации отсутствует профильный технический комитет, а разрабатываемые Национальным объединением строителей и Госстандартом предложения по реорганизации технических комитетов в строительстве не учитывают потребностей и интересов этой быстроразвивающейся отрасли.
В ходе нескольких встреч участники рынка пришли к решению разработать совместными усилиями металлургов и металлостроителей Свод правил по проектированию ЛСТК, взяв за основу одноименный нормативно-технический документ Евросоюза — EN 1993-1-3 «Еврокод 3: Проектирование стальных конструкций: Часть 1—3. Общие правила — Дополнительные правила для холодноформованных элементов и профилированных листов» и доработав его под российские национальные условия строительства.
П. Городилов, заместитель вице-президента по продажам Новолипецкого металлургического комбината, которому сообщество поручило возглавить координацию данного проекта, рассказал о том, какая работа была проделана над программой развития производства и потребления оцинкованного и окрашенного проката, услуг горячего цинкования металлоконструкций в строительстве и промышленности Российской Федерации и, в частности, о внедрении в практику отечественного техрегулирования металлостроительной отрасли положений Еврокода. Он отметил, что с момента последнего совещания в техническое задание на разработку свода правил по применению ЛСТК внесены необходимые поправки, составлена смета и календарный план необходимых мероприятий. Остался нерешенным вопрос юридического оформления финансирования разработок.
Вторым пунктом повестки январского совещания производителей и переработчиков сталей с покрытиями стало рассмотрение предложения Ю. Елисеева, руководителя ГП «Стальные конструкции — Профлист», председателя комитета РСПМ по стальным конструкциям, и В. Митяшина, директора Всероссийской Ассоциации Металлостроителей, о разработке проекта технического задания на подготовку Стратегии развития металлостроительной индустрии России на период до 2020 г.
Необходимость создания такого документа, по словам Ю. Елисеева, обосновывается требованием консолидации усилий участников рынка металлоконструкций и государственных органов с целью определения перспективных направлений разработки и корректировки законодательной и правовой базы металлостроительной индустрии для более активного развития этой отрасли. Причем настоящий момент наиболее удобен для обращения с такой инициативой в госорганы и, в частности, во вновь созданное Министерство строительства и ЖКХ России.
В. Митяшин кратко описал суть предлагаемого к рассмотрению документа, отметив, что цели разработки данной стратегии следующие:
определение приоритетных направлений развития металлостроительной индустрии России на среднесрочную и долгосрочную перспективу и путей их реализации, обеспечивающих опережающее развитие индустрии, ее конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках, повышение темпов роста и интеграцию в систему международного разделения труда, а также повышение эффективности производства строительных металлических изделий и конструкций, удовлетворяющих потребностям строительного комплекса государства и интересам хозяйствующих субъектов;
обеспечение на основе государственно-частного партнерства согласованности действий органов государственной власти различных уровней и предпринимательского сообщества по ключевым направлениям развития металлостроительной индустрии в среднесрочной и долгосрочной перспективе;
создание единого, централизованного и оперативно актуализируемого источника долгосрочного прогнозирования потребностей субъектов РФ в строительных металлических изделиях и конструкциях во временном разрезе как основы планирования инвестиционных проектов в металлостроительной индустрии;
определение перспективных направлений по разработке и корректировке законодательной и нормативной правовой базы развития металлостроительной индустрии.
Далее он продемонстрировал структуру предлагаемой программы и отметил ожидаемые результаты реализации стратегии.
Так, согласно документу, на макроуровне ожидаются следующие результаты:
увеличение вклада предприятий по производству строительных металлических изделий и конструкций в ВВП;
модернизация предприятий металлостроительной индустрии, выпускающих конкурентоспособную продукцию;
ослабление зависимости экономики страны от импорта строительных металлических изделий и конструкций и оборудования для металлостроительных предприятий, расширение экспорта строительных металлических изделий и конструкций;
увеличение налоговых поступлений в консолидированный бюджет России;
повышение конкурентоспособности выпускаемой продукции;
улучшение экологии за счет использования экологически чистого оборудования и технологий производства строительных металлических изделий и конструкций;
создание дополнительных рабочих мест в отрасли и в смежных секторах экономики.
На микроуровне результаты реализации проекта следующие:
обеспечение потребности региональных рынков в строительных металлических изделиях и конструкциях по объемам, ассортименту и качеству;
формирование эффективных рыночно ориентированных, обладающих потенциалом саморазвития металлостроительных предприятий нового поколения;
повышение инновационной активности и уровня обновления основных фондов металлостроительных предприятий и смежных отраслей;
доступ металлостроительных предприятий на финансовые рынки, расширение использования рынка ценных бумаг для привлечения финансовых ресурсов в металлостроительную индустрию;
повышение производительности труда в металлостроительной индустрии;
предотвращение оттока научно-технических кадров в другие отрасли;
повышение спроса на квалифицированные научно-технические кадры.
Кроме того, стратегия должна служить основой для разработки как долгосрочных, так и оперативных решений по управлению развитием металлостроительной индустрии. Должны быть указаны сроки этапов ее реализации и сформулированы основные параметры, которые необходимо достичь на каждом этапе.
Участникам совещания было предложено ознакомиться с документом, рассмотреть его и внести свои предложения, с тем чтобы в дальнейшем представить его в Минпромторг РФ и Минстрой РФ.
С. Масленников, генеральный директор компании Стальинвест, председатель комитета по продвижению современных видов оцинкованного и окрашенного проката РСПМ, отметил необходимость более активной работы по развитию потребления оцинкованного и окрашенного проката в России, что позволит производителям значительнее наращивать объемы продаж своей продукции с высокой добавленной стоимостью.
А. Романов, президент РСПМ, подводя итоги совещания, уверенно заявил, что разработка таких документов является основой для создания инфраструктуры нашей страны, что весьма актуально, поскольку эта проблематика сегодня поставлена во главу угла социально-экономического развития России.
Далее было решено разработать и выбрать юридическую форму, в рамках которой можно организовать финансирование дальнейшей разработки свода правил по применению ЛСТК, и представить ее на Международной конференции «Оцинкованный и окрашенный прокат: тенденции производства и потребления — 2014», которая пройдет 20—21 марта в Москве. Там же будет презентован и уточненный проект технического задания на разработку Стратегии развития металлостроительной индустрии России на период до 2020 г.

Металлоснабжение и сбыт


20.02.2014 Российская металлоторговля: ассортимент, переработка, сервис

В настоящее время в России металлоторговой деятельностью занимаются несколько тысяч компаний различного уровня и масштаба деятельности, среди которых и крупные общероссийские сети, и фирмы, действующие в рамках одного или нескольких регионов, и сбытовые структуры производителей, и независимые поставщики, удовлетворяющие всевозможные потребности различных потребителей металлопродукции. Все они работают на сложном, порой непредсказуемом отечественном рынке металлов.

Чтобы узнать, в каком направлении сегодня развивается эта сфера, журнал «Металлоснабжение и сбыт» провел виртуальный круглый стол, задав вопросы о текущих тенденциях и перспективах развития руководителям трейдерских компаний из различных регионов и сегментов рынка металлов: коммерческому директору компании Металлинвест (Нижний Тагил, Свердловская обл.) Р. Кузьмину, генеральному директору ГП «Стальные конструкции — Профлист» (Рязань) К. Голову, председателю совета директоров Балтийской Металлургической Компании (Калининград) О. Чернову, исполнительному директору компании Континенталь (Заречный, Свердловская обл.) В. Серовикову, директору по маркетингу ЕВРАЗ Металл Инпрома (Таганрог) Н. Береза, директору дирекции по маркетингу Трубмаш-Инжиниринга (Москва) Ж. Раус, управляющему металлобазой СТД «Петрович» (Санкт-Петербург) А. Лебедеву, менеджер ПКФ САНК (Санкт-Петербург) О. Молчанову.

Расскажите, пожалуйста, об основных итогах деятельности вашей компании в 2013 г.

Р. Кузьмин: Итоги деятельности Металлинвеста в 2013 г. оцениваю положительно, так как нам удалось увеличить по отношению к 2012 г. чистую прибыль, объем реализации и выручку, нарастить основные средства. Независимые эксперты журнала «Металлоснабжение и сбыт» признали нас второй раз за три года лучшей сбытовой сетью России, что говорит о надежности и эффективности компании.

К. Голов: В 2013 г. объем производства в нашей компании вырос на 14%. Введен в эксплуатацию профилегибочный стан и два инструмента для прокатки стеновых профилей.

О. Чернов: В 2013 г. для совершенствования компании было сделано многое — введены новые мощности, увеличены площади. В числе наиболее значимых проектов запуск в феврале в Калининграде складского комплекса на ул. Дзержинского площадью 27 тыс. м2. За период 2012—2013 гг. общий объем инвестиций в проекты ГК БМК составил 676 млн руб.
Таким образом, в 2013 г. мы вошли с двумя точками продаж в разных частях города и весь год работали в новом формате — в современных офисах и на новых современных складах, один из которых самый большой в Прибалтике. Наконец-то весь металл хранится в крытых помещениях в одном месте, включая метизную продукцию и кровельные материалы нашего производства. Уже отлажены все бизнес-процессы, отрегулировано взаимодействие отделов, что обеспечило качественное обслуживание наших клиентов.
В 2013 г. были улучшены условия карточной системы в пользу клиентов. На сегодняшний день владельцев карт у нас 2812, при этом увеличилось число клиентов, размер скидки у которых достигает высшей отметки, а это говорит о том, что клиенты из разряда случайных переходят в разряд постоянных и обращаются к нам снова и снова. В 2013 г. среднесуточное количество отгружаемых автомобилей увеличилось на 36% по сравнению с предыдущим годом.
Кроме того, в 2013 г. был значительно обновлен парк металлообрабатывающего оборудования. В числе новинок гильотина, превосходящая по техническим возможностям уже имеющуюся в БМК (ширина обрабатываемого листового проката — 3200 мм, толщина — 16 мм), листогибочный пресс, дающий возможность сгибать листовой прокат толщиной до 12 мм, станок для гибки арматуры и кругов диаметром до 40 мм. Услуги, которые благодаря новому оборудованию теперь оказывает ОМ (?), эксклюзивны для Калининграда.
Еще более запоминающимся выдался 2013 г. для завода металлоконструкций, который стал генеральным подрядчиком для строительства физкультурно-оздоровительного комплекса в Зеленоградске. Изготавливаем и металлоконструкции — более 200 т.

В. Серовиков: 2013 г. Континенталь закончил с положительными результатами. Объем продаж компании в абсолютных цифрах вырос на 13%, в денежном выражении — на 4%.
В прошлом году была проведена модернизация станочного парка, в рамках которой участок металлообработки освоил новую услугу — лазерную резку в среде защитного газа (азот). За счет этого было повышено качество реза без изменения цвета металла.

Н. Береза: В 2013 г. компания выполнила задачи, которые были установлены в годовом плане. В непростой рыночной ситуации нам удалось преодолеть порог продаж в 2 млн т. Была проделана огромная работа по оптимизации основных бизнес-процессов, сокращению затрат и повышению производительности труда персонала и производственных процессов.

Ж. Раус: В рамках 2013 г. видим увеличение объемов выручки примерно на 20%. Но, как мы уже говорили на выставке «Металл-Экспо’2013», практически весь прирост обеспечили новые для нашей компании товары. Так, в 2012 г. в компании стартовали два новых продуктовых проекта: «Детали трубопровода» и «Трубопроводная арматура», и уже в 2013 г. начались активные продажи данных видов продукции. Надо отметить увеличение доли продаж сортового проката, что связано со стратегией компании — развитием комплексных поставок для клиентов компании. В основном это прокат из высоколегированных, специальных и нержавеющих марок стали, в принципе как и основной трубный прокат в портфеле компании.

А. Лебедев: В прошедшем году было проделано много работы над организацией бизнес-процессов и оптимизацией затрат. Если рассматривать цифры по обороту в абсолютном выражении, то они повторили 2012 г. Кроме того, в 2013 г. ООО «Петроцентр» разработало и внедрило систему менеджмента качества стандарта ИСО 9001:2008, что подтверждено сертификатами.


Как вы оцениваете текущее положение рынка металлов с точки зрения спроса на металлопродукцию, динамики продаж, маржинальности металлоторгового бизнеса, платежеспособности потребителей?

Р. Кузьмин: Оцениваю как сезонно негативное, поскольку динамика по этим показателям в IV квартале 2013 г. оказалась ниже на 20—25% по сравнению с III кварталом того же года.

К. Голов: В прошлом году в Центральном регионе не появилось новых серьезных игроков на рынке профилированного листа. Конкуренция, маржинальность продаж, платежеспособность потребителей сохранились на уровне 2012 г.

О. Чернов: Безусловно, одним из главных факторов на рынке металлов остается сезонность. Для нас основной сезон — март—ноябрь, когда спрос значительно увеличивается. А в январе—феврале он падает. Этот показатель в разных условиях может снижаться даже на 50% от количества отгружаемых клиентов в сезон. Но благодаря инфраструктурным проектам и госзаказам в нашем регионе мы стараемся поддерживать спрос и в межсезонье.
Маржинальная доходность нашей компании в среднем за сезон 2013 г. составила 7—9%, в том числе 4-5% — в оптовых продажах, 10—12% — в розничных.
Отмечу, что платежеспособный спрос слабый. Кроме того, средняя отсрочка платежа увеличивается с 45 до 90 дней.
Полагаю, что таких показателей мы будем придерживаться и в 2014 г. с увеличением объема продаж не менее чем на 20%.

В. Серовиков: Сегодня тенденции негативные: снижаются платежеспособный спрос и рентабельность продаж, при этом растет конкуренция. Средний счет в настоящий момент уменьшился на 9% — потребители берут ровно столько металла, сколько нужно сейчас (и, как правило, в последний момент).

Н. Береза: Текущий спрос сезонно низок, предпосылок к его значительному росту в ближайшей перспективе мы не видим. Платежеспособность потребителей была достаточно слабой в прошлом году. В наступившем году мы также не ожидаем серьезных подвижек в сторону улучшения ситуации.

Ж. Раус: На данный момент годовые перспективы металлоторгующего и трубного рынков пессимистичны. Проектов в области энергетики единицы, и с учетом жизненного цикла подобных проектов эта ситуация может сохраниться на ближайшие года три как минимум. Если говорить о технологических трубопроводах в нефтегазовой и химической отраслях, то тут активными темпами идет процесс импортозамещения, так как изначально приоритет отдавался импортному оборудованию. Это также влияет на характер ремонтов данного оборудования, так как в большей мере его ремонтируют технологическими узлами, а не отдельными деталями или тем более частями деталей.
Также надо отметить нарастающую тенденцию сокращения рынка трейдеров. Заводы-производители в рамках низкой загрузки производства вынуждены выходить на конкурсы с партиями, размер которых граничит с монтажными нормами. Таким образом, трейдерам все чаще приходится конкурировать с заводами-производителями. Спасают складские остатки, возможность предложить более выгодные финансовые условия сделки, налаженная логистика. Все эти факторы работают на уменьшение маржинальности рынка.

А. Лебедев: Постараюсь ответить коротко. Потребители металла ищут более выгодные предложения по цене, не обращая должного внимания на сроки поставки. Для нас есть ярко выраженный сезонный всплеск продаж в летнее время. Частные клиенты все чаще обращают внимание на разницу в цене от объема, так как уровень наценки колеблется. Если оценивать платежеспособность, то я скажу так: надо контролировать сроки и договариваться.

О. Молчанов: Текущее положение рынка можно охарактеризовать как неопределенное. С одной стороны, 2013 г. закончился падением объемов продаж и уменьшением спроса. С другой стороны, увеличилась маржинальность. В целом год по итогам сравним с 2012-м.

Какова стратегия развития вашей компании в этих условиях?

Р. Кузьмин: Придерживаемся стратегии повышения маржинальности бизнеса за счет концентрации усилий, повышения производительности труда, снижения издержек и затрат, а также увеличения доли в реализации собственной продукции.

К. Голов: Мы предполагаем двигаться по пути дальнейшего сокращения кредитных ресурсов, оптимизации внутренних бизнес-процессов и повышения доходности.

О. Чернов: Приоритетный проект 2014 г. — организация лучших оптово-розничных продаж (в плане ассортимента, цены, скорости отгрузки, сервиса, металлообработки). Наша главная задача — увеличение маржинальной доходности новых складских комплексов, в которые были направлены большие инвестиции в 2013 г. Продолжится работа по поддержанию самого широкого на рынке региона ассортимента товаров и услуг по металлообработке. По-прежнему решающую роль в этом будет играть оптимальное сочетание цены, качества и сроков выполнения заказов.
Планируем расширить металлотрейдинговые услуги с первичной переработкой металла, а также ввести новые номенклатурные группы строительного ассортимента (блоки газосиликатные, блоки ЖБИ, утеплители, шпаклевки, штукатурки, системы водоотведения и благоустройства территории и др.).
Следующий важный момент в работе в 2014 г., который поможет нам повысить продажи, — анализ клиентской базы и выстраивание работы с рентабельными клиентами, ну и, безусловно, безукоризненный сервис.
Для всего этого очень важным считаю внедрение новых IT-технологий в работе с клиентами (CRM, скорость обслуживания, информативность. Планируем, например, организовать электронные торги металлом и обновить автоматизацию процессов складского учета и отгрузки.
Прогнозируется, что мероприятия текущего года будут способствовать росту продаж компании. Объем реализации увеличится на 20%.

Н. Береза: Собственные продажи планируем удерживать на достигнутом уровне, продолжая работать над их эффективностью. Будем работать над развитием и совершенствованием клиентского сервиса для повышения уровня лояльности наших клиентов. На рынке металлотрейдинга предложения игроков по сути одинаковые — все продают более-менее однородный сортамент. Привлекать клиента можно либо ценой (что в условиях высокой конкуренции и низкой маржинальности бизнеса проблематично), либо сервисом — его уникальностью, разнообразием и качеством. Мы делаем ставку именно на развитие сервиса.

Ж. Раус: Стратегия компании сформирована до 2015 г., и мы делаем все, чтобы ей следовать. Но есть и корректировки. Если в предыдущие годы мы расширяли свою номенклатуру в основном за счет сортамента общего назначения, то уже в 2013 г. приняли решение вернуться к более высокотехнологичному сортаменту. Конкуренция на рынке растет, и мы понимаем, что можем выстоять и расти там, где наша компетенция выше общего уровня участников рынка. Для нас это всегда были технологические трубопроводы.

А. Лебедев: Мы планируем держать стандарт, взятый в 2013 г., улучшать сервис для клиентов и привлекать новых покупателей металлопроката.

О. Молчанов: Стратегия компании на ближайший год сводится как к удержанию позиций, так и к увеличению объемов продаж за счет предоставления более гибких условий сотрудничества.



Будете ли вы осваивать новые сегменты рынка металлов, смежные сегменты, переработку металлопродукции, предоставлять дополнительные услуги своим клиентам?

Р. Кузьмин: Да, компания Металлинвест в 2014 г. будет рада предложить своим имеющимся и новым клиентам обновленную линейку продукции собственного производства, качество которой, как всегда, будет на высоте благодаря вводимому в строй современному уникальному оборудованию производства Италии и Нидерландов, а именно круглые электросварные трубы практически всех диаметров, новые виды профильных труб, гнутые профили, металлоконструкции любой сложности. Также повысим качество металлосервисных услуг за счет запуска новейшего логистического центра «Исеть» под Екатеринбургом в I квартале.

К. Голов: Кардинальных шагов в этом направлении не предвидится. Планируем расширить ассортимент в сегменте розничных продаж.

О. Чернов: В этом году планируем расширить сортамент продукции собственного производства, акцент делаем на развитии наших сервисных металлоцентров. Инвестиционная программа 2014 г. будет направлена на обновление оборудования. В мае планируем поставку нового оборудования для сервисного центра — двухуровневую линию (8 и 20-й профиль), что позволит добиться больше полезной площади на погонном метре сырья. Расширение ассортимента позволит получить нам конкурентное преимущество в регионе.
Также в текущем году планируется поставка нового оборудования по металлообработке.

В. Серовиков: Мы продолжаем расширять ассортимент нержавеющего проката на наших складах (как по маркам стали, так и по сортаментным позициям), развиваем и усиливаем филиальную сеть, совершенствуем сервис для наших покупателей. Особое внимание уделяется производственному направлению — как и прежде, мы считаем его приоритетным.

Н. Береза: Компания успешно занимается не только металлотрейдингом, но и металлообработкой, предлагая клиентам как простейшие услуги (порезка, размотка), так и сложные комплексные решения (каркасы, серийное производство продукции). Мы намерены продолжить развитие металлосервисного бизнеса.

Ж. Раус: В 2014 г. планируем вывести в зрелую стадию проекты «Детали трубопроводов» и «Трубопроводная арматура». Это увеличит портфель и клиентов, и поставщиков. На данный момент нельзя сказать, как в отношении труб специального назначения, что мы можем поставить детали трубопроводов и трубопроводную арматуру любого производителя. Кроме того, в 2014 г. будем развивать поставки труб, деталей трубопроводов и трубопроводной арматуры импортного производства. Уже несколько лет поставляем трубы итальянского и испанского производства для предприятий химической промышленности. Но пока такие поставки носят скорее точечный характер. Доля импорта в портфеле поставок компании будет увеличиваться в первую очередь за счет сортамента, не производимого российскими заводами.

О. Молчанов: Наша компания планирует в новом году расширить номенклатуру предлагаемого металлопроката в пользу холоднокатаного листа и профильной трубы.

Меняется ли каким-либо образом, на ваш взгляд, поведение клиентов в настоящий момент (например, они стали более разборчивы в выборе поставщика, обращают внимание на его надежность, требуют большей отсрочки платежа, вообще уходят с рынка и т.п.)?

Р. Кузьмин: Да меняется. Клиент становится более требовательным в плане надежности поставщика, к ценам и качеству услуг. Значительно выросли запросы по форме оплаты за поставленную продукцию, а именно кредитования. Все это приводит к уходу с рынка части металлоторговых компаний, которые в новых условиях не могут соответствовать требованиям клиентов и обеспечить свою прибыльность.

К. Голов: Наметилась тенденция увеличения периода согласования. От начала переговоров до поставки проходит от трех до шести месяцев (по крупным объектам).

О. Чернов: Меняется рынок, меняемся мы, вместе с этим меняются и наши клиенты. Наши предложения становятся шире, а клиенты — все более требовательными. Сейчас для них важна не только цена, но и качество металла, клиенты не готовы покупать металл даже с небольшим налетом ржавчины. Поэтому особое внимание уделяем хранению металлопроката. Кроме того, важен широкий ассортимент сопутствующих услуг. Клиента интересует все и в одном месте — это и металлообработка, и доставка, и программы лояльности. Еще один важный фактор для клиента — отсрочка платежа. Отмечу, что сроки уже достигают среднеевропейских, а это в некоторых случаях 90 дней отсрочки платежа.

В. Серовиков: Потребители нержавеющего проката в текущий период озабочены снижением затрат на свою продукцию, поэтому им нужна минимальная цена на металл с максимальной отсрочкой оплаты. Вместе с тем вопросы качества поставляемого проката становятся все более актуальными — участились случаи поставок контрафактного (либо несоответствующего качества) металла, поэтому многие потребители намерены проводить аккредитацию своих поставщиков.

Н. Береза: Клиенты весьма разборчивы, для них определяющее значение имеют не только ассортимент и цена, но и процесс размещения заказов, скорость и качество обработки запросов, уровень складского сервиса и наличие дополнительных услуг (кредитование, доставка, металлообработка, информационная поддержка).

Ж. Раус: В данном вопросе печально наблюдать, как падают поставки трубной продукции на предприятия нефтехимического машиностроения. Это связано в первую очередь с сокращением портфеля заказов на данных предприятиях. Рынок технологических трубопроводов до сих пор находится на уровне кризисных лет. Поэтому конкуренция остается здесь на высоком уровне, что дает возможность клиенту требовать от поставщика все более выгодных условий поставки.

А. Лебедев: У большинства это было всегда. Каждый в цепочке купли-продажи смотрит на своего партнера через увеличительное стекло. И это нормально, когда знаешь, с кем ты работаешь и чего можно ожидать в будущем.

О. Молчанов: Поведение клиентов меняется с учетом меняющейся конкуренции металлоторговцев. Рынок становится более насыщенным, что позволяет клиентам быть более требовательными.

Какие вызовы для рынка металлов несет, на ваш взгляд, 2014 г.?

Р. Кузьмин: На рынке в 2014 г. отчетливо просматриваются тенденции перепроизводства продукции за счет ввода новых мощностей в 2013—2014 гг. при уменьшающемся платежеспособном спросе со стороны потребителей, что, в свою очередь, приведет к еще большей конкуренции на рынке.

К. Голов: На мой взгляд, каких-либо серьезных изменений относительно 2013 г. не произойдет. ГП «Стальные конструкции» планирует рост объема производства в 2014 г. на 10%.

О. Чернов: Тенденция развития мировой экономики четко показывает общее снижение потребительского спроса. Как следствие, уменьшится рентабельность продаж и увеличатся затраты на обслуживание клиентов. Здесь можно озвучивать разные факторы, в том числе предоставление отсрочек, что несет определенные риски невозврата, а также уменьшение оборотных средств в данном периоде.
Хотя, безусловно, существенные валютные колебания на рынке придадут российской металлоторговле новый импульс. Мы можем наблюдать, что уже сейчас доля поставщиков металла из России значительно выросла.

В. Серовиков: Основной фактор динамики спроса на нержавеющий прокат — темпы роста промышленного производства. В прошедшем году рост практически остановился, что и отразилось на спросе. В 2014 г. отрицательную динамику может внести снижение покупательной способности населения. Весьма вероятно также уменьшение государственных расходов, так как наполнение бюджета в значительной степени зависит от мировых цен на нефть. Кроме того, об урезании инвестиционных программ объявил ряд крупных компаний, что также отразится на спросе. Так что потребление в наступившем году вряд ли увеличится, в лучшем случае цены перестанут снижаться, что происходило в предыдущие два года.

Н. Береза: При отсутствии влияния на спрос такого глобального драйвера, как подготовка к Олимпиаде 2014 г., как производителям металла, так и металлотрейдерам нужно искать новые точки роста для сохранения своих позиций на рынке. В прошлом году были запущены новые производственные мощности (НЛМК-Калуга, Северсталь-Балаково, Тюменский электрометаллургический завод), в этом году они выйдут на промышленные объемы эксплуатации, будут вводиться в строй дополнительные мощности (СтавСталь в Ставропольском крае, Волжский электрометаллургический завод в Ивановской области) — все это приведет к усилению конкуренции.

Ж. Раус: 2014 г. — нелегкий год на рынке поставщиков металлопродукции. Сегодня тяжело прогнозировать рост продаж и тем более прибыльность данного вида деятельности. Главное — удержать наработанные позиции. Каждое решение должно быть тщательно взвешено, и победит не сильнейший, а тот, кто в первую очередь готов работать в таких условиях. И залог успеха — опыт и слаженная команда. У нас все это есть, поэтому мы уверены, что свою долю на рынке удержим.

О. Молчанов: Новый год несет ряд вызовов на рынке металлоторговли — в первую очередь ужесточение конкуренции, высокие требования клиентов, в том числе требование большой отсрочки платежа. Во-вторых, возможно падение спроса, связанное с отголосками кризиса в строительной отрасли.В настоящее время в России металлоторговой деятельностью занимаются несколько тысяч компаний различного уровня и масштаба деятельности, среди которых и крупные общероссийские сети, и фирмы, действующие в рамках одного или нескольких регионов, и сбытовые структуры производителей, и независимые поставщики, удовлетворяющие всевозможные потребности различных потребителей металлопродукции. Все они работают на сложном, порой непредсказуемом отечественном рынке металлов.

Чтобы узнать, в каком направлении сегодня развивается эта сфера, журнал «Металлоснабжение и сбыт» провел виртуальный круглый стол, задав вопросы о текущих тенденциях и перспективах развития руководителям трейдерских компаний из различных регионов и сегментов рынка металлов: коммерческому директору компании Металлинвест (Нижний Тагил, Свердловская обл.) Р. Кузьмину, генеральному директору ГП «Стальные конструкции — Профлист» (Рязань) К. Голову, председателю совета директоров Балтийской Металлургической Компании (Калининград) О. Чернову, исполнительному директору компании Континенталь (Заречный, Свердловская обл.) В. Серовикову, директору по маркетингу ЕВРАЗ Металл Инпрома (Таганрог) Н. Береза, директору дирекции по маркетингу Трубмаш-Инжиниринга (Москва) Ж. Раус, управляющему металлобазой СТД «Петрович» (Санкт-Петербург) А. Лебедеву, менеджер ПКФ САНК (Санкт-Петербург) О. Молчанову.

Расскажите, пожалуйста, об основных итогах деятельности вашей компании в 2013 г.

Р. Кузьмин: Итоги деятельности Металлинвеста в 2013 г. оцениваю положительно, так как нам удалось увеличить по отношению к 2012 г. чистую прибыль, объем реализации и выручку, нарастить основные средства. Независимые эксперты журнала «Металлоснабжение и сбыт» признали нас второй раз за три года лучшей сбытовой сетью России, что говорит о надежности и эффективности компании.

К. Голов: В 2013 г. объем производства в нашей компании вырос на 14%. Введен в эксплуатацию профилегибочный стан и два инструмента для прокатки стеновых профилей.

О. Чернов: В 2013 г. для совершенствования компании было сделано многое — введены новые мощности, увеличены площади. В числе наиболее значимых проектов запуск в феврале в Калининграде складского комплекса на ул. Дзержинского площадью 27 тыс. м2. За период 2012—2013 гг. общий объем инвестиций в проекты ГК БМК составил 676 млн руб.
Таким образом, в 2013 г. мы вошли с двумя точками продаж в разных частях города и весь год работали в новом формате — в современных офисах и на новых современных складах, один из которых самый большой в Прибалтике. Наконец-то весь металл хранится в крытых помещениях в одном месте, включая метизную продукцию и кровельные материалы нашего производства. Уже отлажены все бизнес-процессы, отрегулировано взаимодействие отделов, что обеспечило качественное обслуживание наших клиентов.
В 2013 г. были улучшены условия карточной системы в пользу клиентов. На сегодняшний день владельцев карт у нас 2812, при этом увеличилось число клиентов, размер скидки у которых достигает высшей отметки, а это говорит о том, что клиенты из разряда случайных переходят в разряд постоянных и обращаются к нам снова и снова. В 2013 г. среднесуточное количество отгружаемых автомобилей увеличилось на 36% по сравнению с предыдущим годом.
Кроме того, в 2013 г. был значительно обновлен парк металлообрабатывающего оборудования. В числе новинок гильотина, превосходящая по техническим возможностям уже имеющуюся в БМК (ширина обрабатываемого листового проката — 3200 мм, толщина — 16 мм), листогибочный пресс, дающий возможность сгибать листовой прокат толщиной до 12 мм, станок для гибки арматуры и кругов диаметром до 40 мм. Услуги, которые благодаря новому оборудованию теперь оказывает ОМ (?), эксклюзивны для Калининграда.
Еще более запоминающимся выдался 2013 г. для завода металлоконструкций, который стал генеральным подрядчиком для строительства физкультурно-оздоровительного комплекса в Зеленоградске. Изготавливаем и металлоконструкции — более 200 т.

В. Серовиков: 2013 г. Континенталь закончил с положительными результатами. Объем продаж компании в абсолютных цифрах вырос на 13%, в денежном выражении — на 4%.
В прошлом году была проведена модернизация станочного парка, в рамках которой участок металлообработки освоил новую услугу — лазерную резку в среде защитного газа (азот). За счет этого было повышено качество реза без изменения цвета металла.

Н. Береза: В 2013 г. компания выполнила задачи, которые были установлены в годовом плане. В непростой рыночной ситуации нам удалось преодолеть порог продаж в 2 млн т. Была проделана огромная работа по оптимизации основных бизнес-процессов, сокращению затрат и повышению производительности труда персонала и производственных процессов.

Ж. Раус: В рамках 2013 г. видим увеличение объемов выручки примерно на 20%. Но, как мы уже говорили на выставке «Металл-Экспо’2013», практически весь прирост обеспечили новые для нашей компании товары. Так, в 2012 г. в компании стартовали два новых продуктовых проекта: «Детали трубопровода» и «Трубопроводная арматура», и уже в 2013 г. начались активные продажи данных видов продукции. Надо отметить увеличение доли продаж сортового проката, что связано со стратегией компании — развитием комплексных поставок для клиентов компании. В основном это прокат из высоколегированных, специальных и нержавеющих марок стали, в принципе как и основной трубный прокат в портфеле компании.

А. Лебедев: В прошедшем году было проделано много работы над организацией бизнес-процессов и оптимизацией затрат. Если рассматривать цифры по обороту в абсолютном выражении, то они повторили 2012 г. Кроме того, в 2013 г. ООО «Петроцентр» разработало и внедрило систему менеджмента качества стандарта ИСО 9001:2008, что подтверждено сертификатами.


Как вы оцениваете текущее положение рынка металлов с точки зрения спроса на металлопродукцию, динамики продаж, маржинальности металлоторгового бизнеса, платежеспособности потребителей?

Р. Кузьмин: Оцениваю как сезонно негативное, поскольку динамика по этим показателям в IV квартале 2013 г. оказалась ниже на 20—25% по сравнению с III кварталом того же года.

К. Голов: В прошлом году в Центральном регионе не появилось новых серьезных игроков на рынке профилированного листа. Конкуренция, маржинальность продаж, платежеспособность потребителей сохранились на уровне 2012 г.

О. Чернов: Безусловно, одним из главных факторов на рынке металлов остается сезонность. Для нас основной сезон — март—ноябрь, когда спрос значительно увеличивается. А в январе—феврале он падает. Этот показатель в разных условиях может снижаться даже на 50% от количества отгружаемых клиентов в сезон. Но благодаря инфраструктурным проектам и госзаказам в нашем регионе мы стараемся поддерживать спрос и в межсезонье.
Маржинальная доходность нашей компании в среднем за сезон 2013 г. составила 7—9%, в том числе 4-5% — в оптовых продажах, 10—12% — в розничных.
Отмечу, что платежеспособный спрос слабый. Кроме того, средняя отсрочка платежа увеличивается с 45 до 90 дней.
Полагаю, что таких показателей мы будем придерживаться и в 2014 г. с увеличением объема продаж не менее чем на 20%.

В. Серовиков: Сегодня тенденции негативные: снижаются платежеспособный спрос и рентабельность продаж, при этом растет конкуренция. Средний счет в настоящий момент уменьшился на 9% — потребители берут ровно столько металла, сколько нужно сейчас (и, как правило, в последний момент).

Н. Береза: Текущий спрос сезонно низок, предпосылок к его значительному росту в ближайшей перспективе мы не видим. Платежеспособность потребителей была достаточно слабой в прошлом году. В наступившем году мы также не ожидаем серьезных подвижек в сторону улучшения ситуации.

Ж. Раус: На данный момент годовые перспективы металлоторгующего и трубного рынков пессимистичны. Проектов в области энергетики единицы, и с учетом жизненного цикла подобных проектов эта ситуация может сохраниться на ближайшие года три как минимум. Если говорить о технологических трубопроводах в нефтегазовой и химической отраслях, то тут активными темпами идет процесс импортозамещения, так как изначально приоритет отдавался импортному оборудованию. Это также влияет на характер ремонтов данного оборудования, так как в большей мере его ремонтируют технологическими узлами, а не отдельными деталями или тем более частями деталей.
Также надо отметить нарастающую тенденцию сокращения рынка трейдеров. Заводы-производители в рамках низкой загрузки производства вынуждены выходить на конкурсы с партиями, размер которых граничит с монтажными нормами. Таким образом, трейдерам все чаще приходится конкурировать с заводами-производителями. Спасают складские остатки, возможность предложить более выгодные финансовые условия сделки, налаженная логистика. Все эти факторы работают на уменьшение маржинальности рынка.

А. Лебедев: Постараюсь ответить коротко. Потребители металла ищут более выгодные предложения по цене, не обращая должного внимания на сроки поставки. Для нас есть ярко выраженный сезонный всплеск продаж в летнее время. Частные клиенты все чаще обращают внимание на разницу в цене от объема, так как уровень наценки колеблется. Если оценивать платежеспособность, то я скажу так: надо контролировать сроки и договариваться.

О. Молчанов: Текущее положение рынка можно охарактеризовать как неопределенное. С одной стороны, 2013 г. закончился падением объемов продаж и уменьшением спроса. С другой стороны, увеличилась маржинальность. В целом год по итогам сравним с 2012-м.

Какова стратегия развития вашей компании в этих условиях?

Р. Кузьмин: Придерживаемся стратегии повышения маржинальности бизнеса за счет концентрации усилий, повышения производительности труда, снижения издержек и затрат, а также увеличения доли в реализации собственной продукции.

К. Голов: Мы предполагаем двигаться по пути дальнейшего сокращения кредитных ресурсов, оптимизации внутренних бизнес-процессов и повышения доходности.

О. Чернов: Приоритетный проект 2014 г. — организация лучших оптово-розничных продаж (в плане ассортимента, цены, скорости отгрузки, сервиса, металлообработки). Наша главная задача — увеличение маржинальной доходности новых складских комплексов, в которые были направлены большие инвестиции в 2013 г. Продолжится работа по поддержанию самого широкого на рынке региона ассортимента товаров и услуг по металлообработке. По-прежнему решающую роль в этом будет играть оптимальное сочетание цены, качества и сроков выполнения заказов.
Планируем расширить металлотрейдинговые услуги с первичной переработкой металла, а также ввести новые номенклатурные группы строительного ассортимента (блоки газосиликатные, блоки ЖБИ, утеплители, шпаклевки, штукатурки, системы водоотведения и благоустройства территории и др.).
Следующий важный момент в работе в 2014 г., который поможет нам повысить продажи, — анализ клиентской базы и выстраивание работы с рентабельными клиентами, ну и, безусловно, безукоризненный сервис.
Для всего этого очень важным считаю внедрение новых IT-технологий в работе с клиентами (CRM, скорость обслуживания, информативность. Планируем, например, организовать электронные торги металлом и обновить автоматизацию процессов складского учета и отгрузки.
Прогнозируется, что мероприятия текущего года будут способствовать росту продаж компании. Объем реализации увеличится на 20%.

Н. Береза: Собственные продажи планируем удерживать на достигнутом уровне, продолжая работать над их эффективностью. Будем работать над развитием и совершенствованием клиентского сервиса для повышения уровня лояльности наших клиентов. На рынке металлотрейдинга предложения игроков по сути одинаковые — все продают более-менее однородный сортамент. Привлекать клиента можно либо ценой (что в условиях высокой конкуренции и низкой маржинальности бизнеса проблематично), либо сервисом — его уникальностью, разнообразием и качеством. Мы делаем ставку именно на развитие сервиса.

Ж. Раус: Стратегия компании сформирована до 2015 г., и мы делаем все, чтобы ей следовать. Но есть и корректировки. Если в предыдущие годы мы расширяли свою номенклатуру в основном за счет сортамента общего назначения, то уже в 2013 г. приняли решение вернуться к более высокотехнологичному сортаменту. Конкуренция на рынке растет, и мы понимаем, что можем выстоять и расти там, где наша компетенция выше общего уровня участников рынка. Для нас это всегда были технологические трубопроводы.

А. Лебедев: Мы планируем держать стандарт, взятый в 2013 г., улучшать сервис для клиентов и привлекать новых покупателей металлопроката.

О. Молчанов: Стратегия компании на ближайший год сводится как к удержанию позиций, так и к увеличению объемов продаж за счет предоставления более гибких условий сотрудничества.

Будете ли вы осваивать новые сегменты рынка металлов, смежные сегменты, переработку металлопродукции, предоставлять дополнительные услуги своим клиентам?

Р. Кузьмин: Да, компания Металлинвест в 2014 г. будет рада предложить своим имеющимся и новым клиентам обновленную линейку продукции собственного производства, качество которой, как всегда, будет на высоте благодаря вводимому в строй современному уникальному оборудованию производства Италии и Нидерландов, а именно круглые электросварные трубы практически всех диаметров, новые виды профильных труб, гнутые профили, металлоконструкции любой сложности. Также повысим качество металлосервисных услуг за счет запуска новейшего логистического центра «Исеть» под Екатеринбургом в I квартале.

К. Голов: Кардинальных шагов в этом направлении не предвидится. Планируем расширить ассортимент в сегменте розничных продаж.

О. Чернов: В этом году планируем расширить сортамент продукции собственного производства, акцент делаем на развитии наших сервисных металлоцентров. Инвестиционная программа 2014 г. будет направлена на обновление оборудования. В мае планируем поставку нового оборудования для сервисного центра — двухуровневую линию (8 и 20-й профиль), что позволит добиться больше полезной площади на погонном метре сырья. Расширение ассортимента позволит получить нам конкурентное преимущество в регионе.
Также в текущем году планируется поставка нового оборудования по металлообработке.

В. Серовиков: Мы продолжаем расширять ассортимент нержавеющего проката на наших складах (как по маркам стали, так и по сортаментным позициям), развиваем и усиливаем филиальную сеть, совершенствуем сервис для наших покупателей. Особое внимание уделяется производственному направлению — как и прежде, мы считаем его приоритетным.

Н. Береза: Компания успешно занимается не только металлотрейдингом, но и металлообработкой, предлагая клиентам как простейшие услуги (порезка, размотка), так и сложные комплексные решения (каркасы, серийное производство продукции). Мы намерены продолжить развитие металлосервисного бизнеса.

Ж. Раус: В 2014 г. планируем вывести в зрелую стадию проекты «Детали трубопроводов» и «Трубопроводная арматура». Это увеличит портфель и клиентов, и поставщиков. На данный момент нельзя сказать, как в отношении труб специального назначения, что мы можем поставить детали трубопроводов и трубопроводную арматуру любого производителя. Кроме того, в 2014 г. будем развивать поставки труб, деталей трубопроводов и трубопроводной арматуры импортного производства. Уже несколько лет поставляем трубы итальянского и испанского производства для предприятий химической промышленности. Но пока такие поставки носят скорее точечный характер. Доля импорта в портфеле поставок компании будет увеличиваться в первую очередь за счет сортамента, не производимого российскими заводами.

О. Молчанов: Наша компания планирует в новом году расширить номенклатуру предлагаемого металлопроката в пользу холоднокатаного листа и профильной трубы.


Меняется ли каким-либо образом, на ваш взгляд, поведение клиентов в настоящий момент (например, они стали более разборчивы в выборе поставщика, обращают внимание на его надежность, требуют большей отсрочки платежа, вообще уходят с рынка и т.п.)?

Р. Кузьмин: Да меняется. Клиент становится более требовательным в плане надежности поставщика, к ценам и качеству услуг. Значительно выросли запросы по форме оплаты за поставленную продукцию, а именно кредитования. Все это приводит к уходу с рынка части металлоторговых компаний, которые в новых условиях не могут соответствовать требованиям клиентов и обеспечить свою прибыльность.

К. Голов: Наметилась тенденция увеличения периода согласования. От начала переговоров до поставки проходит от трех до шести месяцев (по крупным объектам).

О. Чернов: Меняется рынок, меняемся мы, вместе с этим меняются и наши клиенты. Наши предложения становятся шире, а клиенты — все более требовательными. Сейчас для них важна не только цена, но и качество металла, клиенты не готовы покупать металл даже с небольшим налетом ржавчины. Поэтому особое внимание уделяем хранению металлопроката. Кроме того, важен широкий ассортимент сопутствующих услуг. Клиента интересует все и в одном месте — это и металлообработка, и доставка, и программы лояльности. Еще один важный фактор для клиента — отсрочка платежа. Отмечу, что сроки уже достигают среднеевропейских, а это в некоторых случаях 90 дней отсрочки платежа.

В. Серовиков: Потребители нержавеющего проката в текущий период озабочены снижением затрат на свою продукцию, поэтому им нужна минимальная цена на металл с максимальной отсрочкой оплаты. Вместе с тем вопросы качества поставляемого проката становятся все более актуальными — участились случаи поставок контрафактного (либо несоответствующего качества) металла, поэтому многие потребители намерены проводить аккредитацию своих поставщиков.

Н. Береза: Клиенты весьма разборчивы, для них определяющее значение имеют не только ассортимент и цена, но и процесс размещения заказов, скорость и качество обработки запросов, уровень складского сервиса и наличие дополнительных услуг (кредитование, доставка, металлообработка, информационная поддержка).

Ж. Раус: В данном вопросе печально наблюдать, как падают поставки трубной продукции на предприятия нефтехимического машиностроения. Это связано в первую очередь с сокращением портфеля заказов на данных предприятиях. Рынок технологических трубопроводов до сих пор находится на уровне кризисных лет. Поэтому конкуренция остается здесь на высоком уровне, что дает возможность клиенту требовать от поставщика все более выгодных условий поставки.

А. Лебедев: У большинства это было всегда. Каждый в цепочке купли-продажи смотрит на своего партнера через увеличительное стекло. И это нормально, когда знаешь, с кем ты работаешь и чего можно ожидать в будущем.

О. Молчанов: Поведение клиентов меняется с учетом меняющейся конкуренции металлоторговцев. Рынок становится более насыщенным, что позволяет клиентам быть более требовательными.

Какие вызовы для рынка металлов несет, на ваш взгляд, 2014 г.?

Р. Кузьмин: На рынке в 2014 г. отчетливо просматриваются тенденции перепроизводства продукции за счет ввода новых мощностей в 2013—2014 гг. при уменьшающемся платежеспособном спросе со стороны потребителей, что, в свою очередь, приведет к еще большей конкуренции на рынке.

К. Голов: На мой взгляд, каких-либо серьезных изменений относительно 2013 г. не произойдет. ГП «Стальные конструкции» планирует рост объема производства в 2014 г. на 10%.

О. Чернов: Тенденция развития мировой экономики четко показывает общее снижение потребительского спроса. Как следствие, уменьшится рентабельность продаж и увеличатся затраты на обслуживание клиентов. Здесь можно озвучивать разные факторы, в том числе предоставление отсрочек, что несет определенные риски невозврата, а также уменьшение оборотных средств в данном периоде.
Хотя, безусловно, существенные валютные колебания на рынке придадут российской металлоторговле новый импульс. Мы можем наблюдать, что уже сейчас доля поставщиков металла из России значительно выросла.

В. Серовиков: Основной фактор динамики спроса на нержавеющий прокат — темпы роста промышленного производства. В прошедшем году рост практически остановился, что и отразилось на спросе. В 2014 г. отрицательную динамику может внести снижение покупательной способности населения. Весьма вероятно также уменьшение государственных расходов, так как наполнение бюджета в значительной степени зависит от мировых цен на нефть. Кроме того, об урезании инвестиционных программ объявил ряд крупных компаний, что также отразится на спросе. Так что потребление в наступившем году вряд ли увеличится, в лучшем случае цены перестанут снижаться, что происходило в предыдущие два года.

Н. Береза: При отсутствии влияния на спрос такого глобального драйвера, как подготовка к Олимпиаде 2014 г., как производителям металла, так и металлотрейдерам нужно искать новые точки роста для сохранения своих позиций на рынке. В прошлом году были запущены новые производственные мощности (НЛМК-Калуга, Северсталь-Балаково, Тюменский электрометаллургический завод), в этом году они выйдут на промышленные объемы эксплуатации, будут вводиться в строй дополнительные мощности (СтавСталь в Ставропольском крае, Волжский электрометаллургический завод в Ивановской области) — все это приведет к усилению конкуренции.

Ж. Раус: 2014 г. — нелегкий год на рынке поставщиков металлопродукции. Сегодня тяжело прогнозировать рост продаж и тем более прибыльность данного вида деятельности. Главное — удержать наработанные позиции. Каждое решение должно быть тщательно взвешено, и победит не сильнейший, а тот, кто в первую очередь готов работать в таких условиях. И залог успеха — опыт и слаженная команда. У нас все это есть, поэтому мы уверены, что свою долю на рынке удержим.

О. Молчанов: Новый год несет ряд вызовов на рынке металлоторговли — в первую очередь ужесточение конкуренции, высокие требования клиентов, в том числе требование большой отсрочки платежа. Во-вторых, возможно падение спроса, связанное с отголосками кризиса в строительной отрасли.В настоящее время в России металлоторговой деятельностью занимаются несколько тысяч компаний различного уровня и масштаба деятельности, среди которых и крупные общероссийские сети, и фирмы, действующие в рамках одного или нескольких регионов, и сбытовые структуры производителей, и независимые поставщики, удовлетворяющие всевозможные потребности различных потребителей металлопродукции. Все они работают на сложном, порой непредсказуемом отечественном рынке металлов.

Чтобы узнать, в каком направлении сегодня развивается эта сфера, журнал «Металлоснабжение и сбыт» провел виртуальный круглый стол, задав вопросы о текущих тенденциях и перспективах развития руководителям трейдерских компаний из различных регионов и сегментов рынка металлов: коммерческому директору компании Металлинвест (Нижний Тагил, Свердловская обл.) Р. Кузьмину, генеральному директору ГП «Стальные конструкции — Профлист» (Рязань) К. Голову, председателю совета директоров Балтийской Металлургической Компании (Калининград) О. Чернову, исполнительному директору компании Континенталь (Заречный, Свердловская обл.) В. Серовикову, директору по маркетингу ЕВРАЗ Металл Инпрома (Таганрог) Н. Береза, директору дирекции по маркетингу Трубмаш-Инжиниринга (Москва) Ж. Раус, управляющему металлобазой СТД «Петрович» (Санкт-Петербург) А. Лебедеву, менеджер ПКФ САНК (Санкт-Петербург) О. Молчанову.

Расскажите, пожалуйста, об основных итогах деятельности вашей компании в 2013 г.

Р. Кузьмин: Итоги деятельности Металлинвеста в 2013 г. оцениваю положительно, так как нам удалось увеличить по отношению к 2012 г. чистую прибыль, объем реализации и выручку, нарастить основные средства. Независимые эксперты журнала «Металлоснабжение и сбыт» признали нас второй раз за три года лучшей сбытовой сетью России, что говорит о надежности и эффективности компании.

К. Голов: В 2013 г. объем производства в нашей компании вырос на 14%. Введен в эксплуатацию профилегибочный стан и два инструмента для прокатки стеновых профилей.

О. Чернов: В 2013 г. для совершенствования компании было сделано многое — введены новые мощности, увеличены площади. В числе наиболее значимых проектов запуск в феврале в Калининграде складского комплекса на ул. Дзержинского площадью 27 тыс. м2. За период 2012—2013 гг. общий объем инвестиций в проекты ГК БМК составил 676 млн руб.
Таким образом, в 2013 г. мы вошли с двумя точками продаж в разных частях города и весь год работали в новом формате — в современных офисах и на новых современных складах, один из которых самый большой в Прибалтике. Наконец-то весь металл хранится в крытых помещениях в одном месте, включая метизную продукцию и кровельные материалы нашего производства. Уже отлажены все бизнес-процессы, отрегулировано взаимодействие отделов, что обеспечило качественное обслуживание наших клиентов.
В 2013 г. были улучшены условия карточной системы в пользу клиентов. На сегодняшний день владельцев карт у нас 2812, при этом увеличилось число клиентов, размер скидки у которых достигает высшей отметки, а это говорит о том, что клиенты из разряда случайных переходят в разряд постоянных и обращаются к нам снова и снова. В 2013 г. среднесуточное количество отгружаемых автомобилей увеличилось на 36% по сравнению с предыдущим годом.
Кроме того, в 2013 г. был значительно обновлен парк металлообрабатывающего оборудования. В числе новинок гильотина, превосходящая по техническим возможностям уже имеющуюся в БМК (ширина обрабатываемого листового проката — 3200 мм, толщина — 16 мм), листогибочный пресс, дающий возможность сгибать листовой прокат толщиной до 12 мм, станок для гибки арматуры и кругов диаметром до 40 мм. Услуги, которые благодаря новому оборудованию теперь оказывает ОМ (?), эксклюзивны для Калининграда.
Еще более запоминающимся выдался 2013 г. для завода металлоконструкций, который стал генеральным подрядчиком для строительства физкультурно-оздоровительного комплекса в Зеленоградске. Изготавливаем и металлоконструкции — более 200 т.

В. Серовиков: 2013 г. Континенталь закончил с положительными результатами. Объем продаж компании в абсолютных цифрах вырос на 13%, в денежном выражении — на 4%.
В прошлом году была проведена модернизация станочного парка, в рамках которой участок металлообработки освоил новую услугу — лазерную резку в среде защитного газа (азот). За счет этого было повышено качество реза без изменения цвета металла.

Н. Береза: В 2013 г. компания выполнила задачи, которые были установлены в годовом плане. В непростой рыночной ситуации нам удалось преодолеть порог продаж в 2 млн т. Была проделана огромная работа по оптимизации основных бизнес-процессов, сокращению затрат и повышению производительности труда персонала и производственных процессов.

Ж. Раус: В рамках 2013 г. видим увеличение объемов выручки примерно на 20%. Но, как мы уже говорили на выставке «Металл-Экспо’2013», практически весь прирост обеспечили новые для нашей компании товары. Так, в 2012 г. в компании стартовали два новых продуктовых проекта: «Детали трубопровода» и «Трубопроводная арматура», и уже в 2013 г. начались активные продажи данных видов продукции. Надо отметить увеличение доли продаж сортового проката, что связано со стратегией компании — развитием комплексных поставок для клиентов компании. В основном это прокат из высоколегированных, специальных и нержавеющих марок стали, в принципе как и основной трубный прокат в портфеле компании.

А. Лебедев: В прошедшем году было проделано много работы над организацией бизнес-процессов и оптимизацией затрат. Если рассматривать цифры по обороту в абсолютном выражении, то они повторили 2012 г. Кроме того, в 2013 г. ООО «Петроцентр» разработало и внедрило систему менеджмента качества стандарта ИСО 9001:2008, что подтверждено сертификатами.

Как вы оцениваете текущее положение рынка металлов с точки зрения спроса на металлопродукцию, динамики продаж, маржинальности металлоторгового бизнеса, платежеспособности потребителей?

Р. Кузьмин: Оцениваю как сезонно негативное, поскольку динамика по этим показателям в IV квартале 2013 г. оказалась ниже на 20—25% по сравнению с III кварталом того же года.

К. Голов: В прошлом году в Центральном регионе не появилось новых серьезных игроков на рынке профилированного листа. Конкуренция, маржинальность продаж, платежеспособность потребителей сохранились на уровне 2012 г.

О. Чернов: Безусловно, одним из главных факторов на рынке металлов остается сезонность. Для нас основной сезон — март—ноябрь, когда спрос значительно увеличивается. А в январе—феврале он падает. Этот показатель в разных условиях может снижаться даже на 50% от количества отгружаемых клиентов в сезон. Но благодаря инфраструктурным проектам и госзаказам в нашем регионе мы стараемся поддерживать спрос и в межсезонье.
Маржинальная доходность нашей компании в среднем за сезон 2013 г. составила 7—9%, в том числе 4-5% — в оптовых продажах, 10—12% — в розничных.
Отмечу, что платежеспособный спрос слабый. Кроме того, средняя отсрочка платежа увеличивается с 45 до 90 дней.
Полагаю, что таких показателей мы будем придерживаться и в 2014 г. с увеличением объема продаж не менее чем на 20%.

В. Серовиков: Сегодня тенденции негативные: снижаются платежеспособный спрос и рентабельность продаж, при этом растет конкуренция. Средний счет в настоящий момент уменьшился на 9% — потребители берут ровно столько металла, сколько нужно сейчас (и, как правило, в последний момент).

Н. Береза: Текущий спрос сезонно низок, предпосылок к его значительному росту в ближайшей перспективе мы не видим. Платежеспособность потребителей была достаточно слабой в прошлом году. В наступившем году мы также не ожидаем серьезных подвижек в сторону улучшения ситуации.

Ж. Раус: На данный момент годовые перспективы металлоторгующего и трубного рынков пессимистичны. Проектов в области энергетики единицы, и с учетом жизненного цикла подобных проектов эта ситуация может сохраниться на ближайшие года три как минимум. Если говорить о технологических трубопроводах в нефтегазовой и химической отраслях, то тут активными темпами идет процесс импортозамещения, так как изначально приоритет отдавался импортному оборудованию. Это также влияет на характер ремонтов данного оборудования, так как в большей мере его ремонтируют технологическими узлами, а не отдельными деталями или тем более частями деталей.
Также надо отметить нарастающую тенденцию сокращения рынка трейдеров. Заводы-производители в рамках низкой загрузки производства вынуждены выходить на конкурсы с партиями, размер которых граничит с монтажными нормами. Таким образом, трейдерам все чаще приходится конкурировать с заводами-производителями. Спасают складские остатки, возможность предложить более выгодные финансовые условия сделки, налаженная логистика. Все эти факторы работают на уменьшение маржинальности рынка.

А. Лебедев: Постараюсь ответить коротко. Потребители металла ищут более выгодные предложения по цене, не обращая должного внимания на сроки поставки. Для нас есть ярко выраженный сезонный всплеск продаж в летнее время. Частные клиенты все чаще обращают внимание на разницу в цене от объема, так как уровень наценки колеблется. Если оценивать платежеспособность, то я скажу так: надо контролировать сроки и договариваться.

О. Молчанов: Текущее положение рынка можно охарактеризовать как неопределенное. С одной стороны, 2013 г. закончился падением объемов продаж и уменьшением спроса. С другой стороны, увеличилась маржинальность. В целом год по итогам сравним с 2012-м.

Какова стратегия развития вашей компании в этих условиях?

Р. Кузьмин: Придерживаемся стратегии повышения маржинальности бизнеса за счет концентрации усилий, повышения производительности труда, снижения издержек и затрат, а также увеличения доли в реализации собственной продукции.

К. Голов: Мы предполагаем двигаться по пути дальнейшего сокращения кредитных ресурсов, оптимизации внутренних бизнес-процессов и повышения доходности.

О. Чернов: Приоритетный проект 2014 г. — организация лучших оптово-розничных продаж (в плане ассортимента, цены, скорости отгрузки, сервиса, металлообработки). Наша главная задача — увеличение маржинальной доходности новых складских комплексов, в которые были направлены большие инвестиции в 2013 г. Продолжится работа по поддержанию самого широкого на рынке региона ассортимента товаров и услуг по металлообработке. По-прежнему решающую роль в этом будет играть оптимальное сочетание цены, качества и сроков выполнения заказов.
Планируем расширить металлотрейдинговые услуги с первичной переработкой металла, а также ввести новые номенклатурные группы строительного ассортимента (блоки газосиликатные, блоки ЖБИ, утеплители, шпаклевки, штукатурки, системы водоотведения и благоустройства территории и др.).
Следующий важный момент в работе в 2014 г., который поможет нам повысить продажи, — анализ клиентской базы и выстраивание работы с рентабельными клиентами, ну и, безусловно, безукоризненный сервис.
Для всего этого очень важным считаю внедрение новых IT-технологий в работе с клиентами (CRM, скорость обслуживания, информативность. Планируем, например, организовать электронные торги металлом и обновить автоматизацию процессов складского учета и отгрузки.
Прогнозируется, что мероприятия текущего года будут способствовать росту продаж компании. Объем реализации увеличится на 20%.

Н. Береза: Собственные продажи планируем удерживать на достигнутом уровне, продолжая работать над их эффективностью. Будем работать над развитием и совершенствованием клиентского сервиса для повышения уровня лояльности наших клиентов. На рынке металлотрейдинга предложения игроков по сути одинаковые — все продают более-менее однородный сортамент. Привлекать клиента можно либо ценой (что в условиях высокой конкуренции и низкой маржинальности бизнеса проблематично), либо сервисом — его уникальностью, разнообразием и качеством. Мы делаем ставку именно на развитие сервиса.

Ж. Раус: Стратегия компании сформирована до 2015 г., и мы делаем все, чтобы ей следовать. Но есть и корректировки. Если в предыдущие годы мы расширяли свою номенклатуру в основном за счет сортамента общего назначения, то уже в 2013 г. приняли решение вернуться к более высокотехнологичному сортаменту. Конкуренция на рынке растет, и мы понимаем, что можем выстоять и расти там, где наша компетенция выше общего уровня участников рынка. Для нас это всегда были технологические трубопроводы.

А. Лебедев: Мы планируем держать стандарт, взятый в 2013 г., улучшать сервис для клиентов и привлекать новых покупателей металлопроката.

О. Молчанов: Стратегия компании на ближайший год сводится как к удержанию позиций, так и к увеличению объемов продаж за счет предоставления более гибких условий сотрудничества.

Будете ли вы осваивать новые сегменты рынка металлов, смежные сегменты, переработку металлопродукции, предоставлять дополнительные услуги своим клиентам?

Р. Кузьмин: Да, компания Металлинвест в 2014 г. будет рада предложить своим имеющимся и новым клиентам обновленную линейку продукции собственного производства, качество которой, как всегда, будет на высоте благодаря вводимому в строй современному уникальному оборудованию производства Италии и Нидерландов, а именно круглые электросварные трубы практически всех диаметров, новые виды профильных труб, гнутые профили, металлоконструкции любой сложности. Также повысим качество металлосервисных услуг за счет запуска новейшего логистического центра «Исеть» под Екатеринбургом в I квартале.

К. Голов: Кардинальных шагов в этом направлении не предвидится. Планируем расширить ассортимент в сегменте розничных продаж.

О. Чернов: В этом году планируем расширить сортамент продукции собственного производства, акцент делаем на развитии наших сервисных металлоцентров. Инвестиционная программа 2014 г. будет направлена на обновление оборудования. В мае планируем поставку нового оборудования для сервисного центра — двухуровневую линию (8 и 20-й профиль), что позволит добиться больше полезной площади на погонном метре сырья. Расширение ассортимента позволит получить нам конкурентное преимущество в регионе.
Также в текущем году планируется поставка нового оборудования по металлообработке.

В. Серовиков: Мы продолжаем расширять ассортимент нержавеющего проката на наших складах (как по маркам стали, так и по сортаментным позициям), развиваем и усиливаем филиальную сеть, совершенствуем сервис для наших покупателей. Особое внимание уделяется производственному направлению — как и прежде, мы считаем его приоритетным.

Н. Береза: Компания успешно занимается не только металлотрейдингом, но и металлообработкой, предлагая клиентам как простейшие услуги (порезка, размотка), так и сложные комплексные решения (каркасы, серийное производство продукции). Мы намерены продолжить развитие металлосервисного бизнеса.

Ж. Раус: В 2014 г. планируем вывести в зрелую стадию проекты «Детали трубопроводов» и «Трубопроводная арматура». Это увеличит портфель и клиентов, и поставщиков. На данный момент нельзя сказать, как в отношении труб специального назначения, что мы можем поставить детали трубопроводов и трубопроводную арматуру любого производителя. Кроме того, в 2014 г. будем развивать поставки труб, деталей трубопроводов и трубопроводной арматуры импортного производства. Уже несколько лет поставляем трубы итальянского и испанского производства для предприятий химической промышленности. Но пока такие поставки носят скорее точечный характер. Доля импорта в портфеле поставок компании будет увеличиваться в первую очередь за счет сортамента, не производимого российскими заводами.

О. Молчанов: Наша компания планирует в новом году расширить номенклатуру предлагаемого металлопроката в пользу холоднокатаного листа и профильной трубы.



Меняется ли каким-либо образом, на ваш взгляд, поведение клиентов в настоящий момент (например, они стали более разборчивы в выборе поставщика, обращают внимание на его надежность, требуют большей отсрочки платежа, вообще уходят с рынка и т.п.)?

Р. Кузьмин: Да меняется. Клиент становится более требовательным в плане надежности поставщика, к ценам и качеству услуг. Значительно выросли запросы по форме оплаты за поставленную продукцию, а именно кредитования. Все это приводит к уходу с рынка части металлоторговых компаний, которые в новых условиях не могут соответствовать требованиям клиентов и обеспечить свою прибыльность.

К. Голов: Наметилась тенденция увеличения периода согласования. От начала переговоров до поставки проходит от трех до шести месяцев (по крупным объектам).

О. Чернов: Меняется рынок, меняемся мы, вместе с этим меняются и наши клиенты. Наши предложения становятся шире, а клиенты — все более требовательными. Сейчас для них важна не только цена, но и качество металла, клиенты не готовы покупать металл даже с небольшим налетом ржавчины. Поэтому особое внимание уделяем хранению металлопроката. Кроме того, важен широкий ассортимент сопутствующих услуг. Клиента интересует все и в одном месте — это и металлообработка, и доставка, и программы лояльности. Еще один важный фактор для клиента — отсрочка платежа. Отмечу, что сроки уже достигают среднеевропейских, а это в некоторых случаях 90 дней отсрочки платежа.

В. Серовиков: Потребители нержавеющего проката в текущий период озабочены снижением затрат на свою продукцию, поэтому им нужна минимальная цена на металл с максимальной отсрочкой оплаты. Вместе с тем вопросы качества поставляемого проката становятся все более актуальными — участились случаи поставок контрафактного (либо несоответствующего качества) металла, поэтому многие потребители намерены проводить аккредитацию своих поставщиков.

Н. Береза: Клиенты весьма разборчивы, для них определяющее значение имеют не только ассортимент и цена, но и процесс размещения заказов, скорость и качество обработки запросов, уровень складского сервиса и наличие дополнительных услуг (кредитование, доставка, металлообработка, информационная поддержка).

Ж. Раус: В данном вопросе печально наблюдать, как падают поставки трубной продукции на предприятия нефтехимического машиностроения. Это связано в первую очередь с сокращением портфеля заказов на данных предприятиях. Рынок технологических трубопроводов до сих пор находится на уровне кризисных лет. Поэтому конкуренция остается здесь на высоком уровне, что дает возможность клиенту требовать от поставщика все более выгодных условий поставки.

А. Лебедев: У большинства это было всегда. Каждый в цепочке купли-продажи смотрит на своего партнера через увеличительное стекло. И это нормально, когда знаешь, с кем ты работаешь и чего можно ожидать в будущем.

О. Молчанов: Поведение клиентов меняется с учетом меняющейся конкуренции металлоторговцев. Рынок становится более насыщенным, что позволяет клиентам быть более требовательными.

Какие вызовы для рынка металлов несет, на ваш взгляд, 2014 г.?

Р. Кузьмин: На рынке в 2014 г. отчетливо просматриваются тенденции перепроизводства продукции за счет ввода новых мощностей в 2013—2014 гг. при уменьшающемся платежеспособном спросе со стороны потребителей, что, в свою очередь, приведет к еще большей конкуренции на рынке.

К. Голов: На мой взгляд, каких-либо серьезных изменений относительно 2013 г. не произойдет. ГП «Стальные конструкции» планирует рост объема производства в 2014 г. на 10%.

О. Чернов: Тенденция развития мировой экономики четко показывает общее снижение потребительского спроса. Как следствие, уменьшится рентабельность продаж и увеличатся затраты на обслуживание клиентов. Здесь можно озвучивать разные факторы, в том числе предоставление отсрочек, что несет определенные риски невозврата, а также уменьшение оборотных средств в данном периоде.
Хотя, безусловно, существенные валютные колебания на рынке придадут российской металлоторговле новый импульс. Мы можем наблюдать, что уже сейчас доля поставщиков металла из России значительно выросла.

В. Серовиков: Основной фактор динамики спроса на нержавеющий прокат — темпы роста промышленного производства. В прошедшем году рост практически остановился, что и отразилось на спросе. В 2014 г. отрицательную динамику может внести снижение покупательной способности населения. Весьма вероятно также уменьшение государственных расходов, так как наполнение бюджета в значительной степени зависит от мировых цен на нефть. Кроме того, об урезании инвестиционных программ объявил ряд крупных компаний, что также отразится на спросе. Так что потребление в наступившем году вряд ли увеличится, в лучшем случае цены перестанут снижаться, что происходило в предыдущие два года.

Н. Береза: При отсутствии влияния на спрос такого глобального драйвера, как подготовка к Олимпиаде 2014 г., как производителям металла, так и металлотрейдерам нужно искать новые точки роста для сохранения своих позиций на рынке. В прошлом году были запущены новые производственные мощности (НЛМК-Калуга, Северсталь-Балаково, Тюменский электрометаллургический завод), в этом году они выйдут на промышленные объемы эксплуатации, будут вводиться в строй дополнительные мощности (СтавСталь в Ставропольском крае, Волжский электрометаллургический завод в Ивановской области) — все это приведет к усилению конкуренции.

Ж. Раус: 2014 г. — нелегкий год на рынке поставщиков металлопродукции. Сегодня тяжело прогнозировать рост продаж и тем более прибыльность данного вида деятельности. Главное — удержать наработанные позиции. Каждое решение должно быть тщательно взвешено, и победит не сильнейший, а тот, кто в первую очередь готов работать в таких условиях. И залог успеха — опыт и слаженная команда. У нас все это есть, поэтому мы уверены, что свою долю на рынке удержим.

О. Молчанов: Новый год несет ряд вызовов на рынке металлоторговли — в первую очередь ужесточение конкуренции, высокие требования клиентов, в том числе требование большой отсрочки платежа. Во-вторых, возможно падение спроса, связанное с отголосками кризиса в строительной отрасли.

Металлоснабжение и сбыт


17.02.2014 Металлоторговля не сильно прирастает Сибирью

Сибирский федеральный округ – огромная территория, занимающая около 30% всей площади России, с населением порядка 20,6 млн человек – одно время был достаточно привлекательным рынком сбыта металлопродукции. В период экстенсивного развития рынка металлов здесь появились филиалы крупных сбытовых сетей как независимых компаний, так и аффилированных с металлургическими предприятиями. Однако в последнее время этот процесс приостановился. Игроки начали более внимательно формировать стратегии своего развития, стремясь не расширяться, а более четко развивать уже имеющиеся компетенции.

Экономика Сибирского федерального округа, как и российская экономика в целом, развивалась высокими темпами до конца 2008 г. Затем, естественно, регион вступил в период кризисных изменений. Причем если в 2009—2012 гг. уровень регионального развития еще вселял какой-то оптимизм в участников рынка, то 2013 г. принес пессимистичные настроения. Игроки отметили снижение спроса, нехватку денежных средств для финансирования металлоемких проектов, уменьшение доходности металлоторгового бизнеса.
При этом рынок Сибири по-прежнему оставался насыщенным с точки зрения предложения металлопродукции. Наиболее заметное влияние на рынок оказывают сбытовые сети крупных производителей металлургической продукции (Мечел-Сервис с двумя региональными подразделениями — новосибирским и красноярским, ЕВРАЗ Металл Инпром, в дивизион «Сибирь» которого входят филиалы в Барнауле, Владивостоке, Иркутске, Кемерове, Красноярске, Новокузнецке, Новосибирске, Омске, Сургуте и Томске, Торговый дом ММК с подразделениями в Новосибирске, Омске, Барнауле, Красноярске и Кемерове, ТД «Уралтрубосталь» с филиалами в Омске, Новосибирске, Новокузнецке, Иркутске и Красноярске и др.).
Согласно справочнику «Металлургия. Металлопоставки. Россия» на сайте www.metalinfo.ru, на территории Сибирского федерального округа работает порядка 310 более-менее заметных компаний, занимающихся поставками металлопроката. При этом примерно 20 компаний из них контролируют львиную долю рынка, а также различные его сегменты. Помимо подразделений, аффилированных с производителями металлов, ситуацию здесь определяют такие игроки, как Металлсервис-Сибирь, Сталепромышленная компания, Сибпромснаб, КРАСО, Металлокомплект-М, Стройсервис, УралСибТрейд. Сибирский регион, Химметалл, Сибирские ресурсы, Феррум, А ГРУПП, Оммет, Рустил, УК Металлинвест, ТПК «УралСибМет», МАЯК, Металл Профиль, СМЦ Стиллайн, Тобол.
Причем компании федерального уровня продолжают укреплять свои позиции в Сибирском федеральном округе, а региональные ищут наиболее прибыльные ниши для своего развития, что, наверное, наиболее разумно в условиях стагнации рынка.
О том, что рынок стагнирует, говорят почти все участники. Р. Нурлыгаянов, руководитель Сибирского дивизиона СПК, например, отметил, что в 2013 г. не было заметно особого роста потребления ни в одном сегменте рынка. Продажи не выросли, а где-то даже уменьшились. Надежда на отложенный спрос имеется, хотя, когда наступит благоприятный период, неизвестно. Поэтому большую часть года компании прожили в ожидании очередного кризиса, и большинство из них всерьез задумались над рентабельностью своей структуры.
А. Коненков, генеральный директор компании УралСибТрейд. Сибирский регион, рассказал, что наиболее депрессивным сегментом в прошлом году оказался плоский прокат (горячекатаный и холоднокатаный). Причем, даже несмотря на то что ЕВРАЗ ЗСМК под влиянием неблагоприятной рыночной ситуации вынужден был закрыть листопрокатный цех, регион не ощутил никакого дефицита. Поставщики быстро переориентировались на производителей листа из европейской части страны и с Украины.
Строительная активность в Сибирском федеральном округе остается неудовлетворительной. Согласно официальной статистике, регион по объемам работ, выполненных по виду деятельности «Строительство», занимает пятое место среди всех округов, опережая только Дальневосточный федеральный округ и Северо-Кавказский федеральный округ. При этом по вводу жилья Сибирский федеральный округ выглядит более оптимистично.
Особенностью региона являются огромные пространства и слабость логистических систем. Тем не менее серьезного давления импорта рынок пока не испытывает, за исключением сегмента проката с покрытиями. Р. Нурлыгаянов (СПК) отметил, что доля импортной продукции в сегменте тонколистового проката с покрытием очень велика. В остальных видах проката (сортовой, фасонный, толстолистовой) импорт незначителен. «На защиту отечественного производителя встают строительные нормы и стандарты, — отметил Р. Нурлыгаянов. — Учитывая недостаток мощностей в сезон, многие производители диктуют свои условия поставок. В то же время по некоторым группам товаров уже начинаются активные демпинговые кампании отдельных комбинатов. Например, видны изменения в политике продвижения и в условиях продаж арматуры и проволоки».
Кстати, в связи с последними событиями на финансовом рынке и удорожанием евро и доллара по отношению к российскому рублю поставки иностранного тонколистового проката становятся все менее и менее прибыльными. Переработчики начинают искать альтернативных поставщиков этой продукции.
Что касается методов конкуренции в таких условиях, то можно заметить, что поставщики активно ищут новые прибыльные ниши для своего развития. Оставив попытки построить универсальные компании крупным сетям федерального уровня, в большинстве своем региональные компании концентрируются на отдельных маржинальных ассортиментных позициях.
Глубокую переработку пока активно развивают лишь несколько компаний, отметил А. Коненков (УралСибТрейд. Сибирский регион).
Среди них Сибпромснаб, который в январе 2013 г. запустил производственный цех с высокотехнологичным современным оборудованием RedBad Industries (США), позволяющим осуществлять полный спектр работ по обработке рулонной стали, в том числе с дефектами окалины, разнотолщинности, серповидности, и производить поперечную и продольную резку. Использование данного оборудования позволяет получить материал с высокой плоскостностью, а также осуществить раскройку металла как по стандартным типоразмерам, так и по индивидуальному заказу, сократить деловые отходы металла за счет как эффективной раскройки, так и качественной резки. Мощность цеха — 20—30 тыс. т проката в месяц. Объем инвестиций в проект составил 800 млн руб.
Другой яркий пример — компания Феррум, которая в 2011 г. начала производство изделий из металлопроката (штрипс, лента, кладочная сетка, лист горячекатаный и холоднокатаный из рулонной стали). Для производства были реконструированы цеха общей площадью 15 тыс. м2. База завода имеет железнодорожный тупик, собственный автопарк техники, развитую транспортно-логистическую систему. Осенью 2013 г. компания запустила производство холоднокатаного стального уголка и холоднокатаного стального швеллера.
СМЦ Стиллайн был образован в 2005 г. и сегодня оказывает своим клиентам услуги по роспуску (резке) рулонного и листового металла толщиной до 4 мм. Помимо этого, в декабре 2012 г. запущен первый трубоэлектросварочный агрегат для производства электросварной трубы ТЭСА 20—76. Производительность данного агрегата 7 тыс. т в месяц, он позволяет выпускать трубу водогазопроводную (ГОСТ 3262), трубу электросварную прямошовную (ГОСТ 10705), трубу электросварную профильную (ГОСТ 13663). Труба производится из горячекатаного, холоднокатаного и оцинкованного сырья толщиной 1—4 мм. В настоящий момент на СМЦ установлены два ТЭСА, на подходе — еще два.
Сибирский дивизион СПК с 2008 г. развивает собственное производство кровельных материалов и профилей: металлочерепицы («Ретро», «Монтеррей», «Супермонтеррей», «Макси»), профнастила (оцинкованного и с полимерным покрытием), оцинкованных профилей строительных для вентилируемых фасадов, профилей для пластиковых окон (армирующих), осуществляет продольную и поперечную резку рулонной стали толщиной до 3 мм по размерам заказчика.
Также крупными переработчиками тонколистового проката с покрытиями являются ГК МАЯК, развивающая производство в Красноярском крае, и Металл Профиль, который построил в Новосибирской области уже второе предприятие. Другие участники рынка пока неохотно идут по этому пути.
Что касается инвестиционной активности в Сибири, то она весьма заметно снизилась в 2013 г., хотя на официальном инвестиционном портале Сибирского федерального округа (www.invsib.ru) к реализации заявляется достаточно много крупных проектов — на общую сумму свыше 1,51 трлн руб. Серьезные затраты при этом планируется осуществить в области строительства и реконструкции инфраструктурных и транспортных объектов. Так, на развитие Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожных магистралей предполагается направить 562,3 млрд руб., что даст возможность дополнительно перевозить по БАМу и Транссибу 25 млн т грузов. Из общей суммы инвестиций 260,2 млрд руб. приходится на федеральный бюджет, 302,1 млрд руб. — на РЖД. Реализацию проекта реконструкции и модернизации планируется начать в 2014 г.
В Иркутской области крупными проектами должны стать строительство аэропорта (планируемые затраты — 50 млрд руб., в том числе на строительство всей аэродромной инфраструктуры), реконструкция железнодорожных станций Тайшет и Слюдянка-II (13,7 млрд руб.), ремонт автодороги Усть-Илимск — Братск (200 млн руб.).
В Республике Тыва предполагается строительство угледобывающего комплекса и железнодорожной линии Элегест — Кызыл — Курагино (195 млрд руб.).
В Новосибирской области НПО «Мостовик» построит четвертый мост с протяженностью трассы мостового перехода 5,1 км, длина самого моста не менее 850 погонных метров (затраты составят 21 млрд руб.). На реконструкцию аэропорта Толмачево в Новосибирске планируется направить порядка 1 млрд руб.
В Омской области крупные проекты заявлены в области строительства жилья (например, комплекс «Лазурная Гавань» стоимостью 41 млрд руб.).
В Красноярском крае Норильский никель планирует реконструировать Талнахскую обогатительную фабрику (33 млрд руб.) с увеличением ее мощности до 10 млн т в год.
В Алтайском крае будет возведен современный мост через правый приток Оби — реку Чумыш (9 млрд руб.). Алтайвагон запустит новую линию по выпуску литья.Корпорация Металлы Восточной Сибири планирует ввести в строй Озерный горно-обогатительный комбинат.
В Кемеровской области на строительство участка железной дороги будет направлено в сумме порядка 3 млрд руб., на проект по развитию гражданской авиации — 2,274 млрд руб.
В Томской области на ремонт аварийного моста через реку Куль на участке автодороги Камаевка — Асино — Первомайское запланировано направить 283 млн руб.
Возможно, не все эти проекты реализуются в условиях экономической нестабильности. Руководитель Сибирского дивизиона СПК уверен, что негативным фактором 2014 г. остается слабый рост экономики: «Ослабление рубля делает отечественных производителей привлекательными на зарубежных рынках. Это может снять часть проблем с перепроизводством, благодаря чему при отсутствии роста внутреннего потребления весьма возможен рост цен на внутреннем рынке. Рост и непадение цен — благоприятный фактор для металлоторговцев. Позитивным моментом является и то, что пока Сибирский федеральный округ остается привлекательным с инвестиционной точки зрения, и Правительством РФ на ближайшие годы обозначены точки развития именно в этом регионе».

Металлоснабжение и сбыт


14.02.2014 Пост сдал, пост принял, рынок остался

1 февраля в Русале произошло знаковое для его потребителей событие – С. Бельский, исполнявший на протяжении многих лет функции директора по сбыту на рынке России и стран СНГ, стал операционным директором по сбыту. Вместо С. Бельского за продажи Русала на постсоветском пространстве будет отвечать Р. Андрюшин, ранее отвечавший за операционную деятельность по сбыту Русала. В чем причины этой перемены, что она принесет внутреннему рынку, С. Бельский и Р. Андрюшин рассказали в интервью журналу «Металлоснабжение и сбыт».

Уважаемый Сергей Аркадьевич, в практике российского металлургического бизнеса, пожалуй, впервые случилась рокировка топ-менеджеров компании. С чем это связано? Почему так произошло?
С. Бельский: Речь действительно идет о ротации кадров. Я перешел с позиции директора Русала по сбыту в России и странах СНГ на должность операционного директора по сбыту, тогда как занимавший ее Р. Андрюшин переместился на мое место.
Безусловно, подобные рокировки происходят не в один день, к ним необходимо готовиться. Решение об этом принималось на уровне руководства Русала, и все было сделано для сохранения преемственности и улучшения работы сбытового блока компании.
К концу 2012 г. мы опять столкнулись с кризисом на мировых рынках, на рынке России и стран СНГ. По итогам 2013 г. российские отрасли, за исключением экструзионной, сократили заказы на алюминий.
Стагнация российского рынка алюминия происходит по причине как внешних, так и внутренних проблем экономики нашего государства, возникших по системным основаниям. Это в том числе изношенность инфраструктуры, завышенные ставки по банковским кредитам, растущая импортозависимость страны.
Сейчас мы входим в новый этап развития рынка, когда нам всем придется работать в крайне непростых, даже экстремальных, условиях. И ротация, проведенная Русалом, позволит в полной мере использовать и мой опыт, и опыт Р. Андрюшина для усиления позиций Русала на рынке.
С 1 февраля 2014 г. я отвечаю за планирование и контрактное администрирование продаж Русала на всех региональных рынках, за торговое финансирование, за операции на бирже, морские перевозки и контакты с ключевыми потребителями Русала. Я благодарен партнерам Русала в России и странах СНГ за годы успешного и плодотворного сотрудничества, за бесценный опыт и партнерство, которое во многих случаях переросло в настоящую дружбу. Ведь я занимался реализацией продукции Русала на рынке России и стран СНГ начиная с июня 2000 г., когда алюминиевая индустрия нашей страны только-только выходила из хаоса 1990-х годов. Как вы помните, тогда на внутреннем рынке царили криминал и коррупция, были разорваны цепочки между производителями и конечными потребителями алюминия, наличествовало много спекулянтов, сильно накручивавших цены. Ситуацию следовало исправлять, и как можно скорее.
В достаточно сжатые сроки мы сформировали очень сильную сбытовую команду, и ее костяк до сих пор работает в Русале. За короткое время все продажи были централизованы, рынок фактически декриминализирован, убрана коррупционная составляющая в поставках алюминия. И шаг за шагом вместе с нашими потребителями мы на протяжении нескольких лет фактически создавали новый рынок. Я горжусь тем, что сегодня рынок алюминия в России и СНГ качественно не уступает другим региональным рынкам в мире.
Разразившийся в 2008 г. глобальный экономический кризис крайне болезненно был воспринят рынком, так как поставил многих наших клиентов на грань выживания. Мы пережили этот сложный период вместе с нашими потребителями, вместе с рынком, затем встала задача быстрого восстановления после кризиса. Более того, она подразумевала качественный скачок в потреблении алюминия, поскольку его линейный рост себя исчерпал. Соответственно потребовалось развитие новых продуктов.
Именно такая задача стояла перед нами в 2010 г. Что нам удалось сделать? Нам удалось удержать устойчивый рост ряда потребляющих отраслей и внедрить серию инновационных сплавов, необходимых для применения в автомобилестроении и производстве катанки. Налажен прочный контакт с профильными структурами Правительства России. Инициативы Русала по долгосрочному развитию потребления алюминия получили поддержку. Нами разработана и реализуется комплексная программа по стимулированию потребления алюминия в стране — от совершенствования ГОСТов и СНиПов по использованию алюминия в строительстве до развития применения алюминия в транспортном машиностроении, добывающих отраслях и энергетике. Ряд задач уже выполнен (например, созданы новые стандарты применения алюминия в строительстве, созданы и квалифицированы ряд инновационных сплавов и т.д.), но еще предстоит очень и очень многое сделать. Перед Р. Андрюшиным стоит сложная, но невероятно интересная и важная задача — развитие рынка потребления алюминия в России и странах СНГ. Я не сомневаюсь, что Роман Евгеньевич не только успешно решит стоящие перед рынком задачи, но и в полной мере реализует свой богатый опыт, знания и личные качества на благо Русала и отраслей, потребляющих алюминий.
Со своей стороны я как операционный директор окажу Роману Евгеньевичу максимальную поддержку.

Когда рухнул Советский Союз, резко сократилось потребление первичного алюминия и его сплавов в России. В то время оставшиеся один на один с диким рынком алюминиевые заводы стали искать возможности для поставок за рубеж и в итоге «выбросили» большое количество своей продукции, обвалив тем самым мировые цены. Ключевым производителям волей-неволей пришлось договариваться о сокращении выпуска крылатого металла. И сегодня, когда цены фактически находятся в диапазоне $1,7-1,8 тыс. за тонну, то есть ниже себестоимости производства алюминия, смогут ли ключевые игроки снова найти общий язык?
Р. Андрюшин: Мировые производители алюминия не договариваются между собой о снижении выпуска, они принимают решение об этом самостоятельно, исходя из финансовой прочности компании, уровня цен, размера издержек и позиционирования себя на рынке и в мировом экономическом сообществе.
Замечу, инициаторами восстановления дисциплины на алюминиевом рынке выступили в первую очередь Русал и Alcoa, имеющие наиболее географически сложные и длинные цепочки производства, поставок и сбыта, наложившие отпечаток на специфику ведения ими бизнеса в различных странах мира, и принимающие на себя наибольшую ответственность в долгосрочной перспективе.

В чем разница между нынешней конъюнктурой и имевшей место, скажем, в 2002 г., когда цены тоже были низкими?
Одним из отличительных признаков является то, что выпуск и спрос на алюминий на планете увеличились более чем в 2—2,5 раза, что существенно усложнило процессы рыночного регулирования и отразилось на степени эластичности спроса и предложения.
Алюминий расширяет свое применение повсеместно, и алюминиевый рынок остается самым быстрорастущим среди рынков базовых металлов, прибавляя 6% ежегодно. В этой ситуации основные рыночные институты — LME и мировые финансовые регуляторы — не всегда адекватно отвечают быстроменяющимся требованиям рыночной среды и растущему влиянию финансовых потоков, захлестнувших рынок в последние семь лет. Мы находимся в активном диалоге с LME и регуляторами по этим вопросам и надеемся на улучшение ситуации в скором времени.
Другим важным фактором является стремительный рост очень сильного игрока на рынке — Китая, на чью долю приходится сегодня более половины глобальных мощностей и потребление значительной части металла. В 2013 г. из 50 млн т мирового производства алюминия на КНР приходится более 25 млн т алюминия. В 2014 г. будет произведено и потреблено китайскими перерабатывающими предприятиями 27-28 млн т.
Китайская корпорация Chalco стала крупнейшей в мире по производству первичного алюминия и, невзирая на растущие убытки, наращивает мощности благодаря поддержке государства.
Одновременно с этим мы наблюдаем бурный рост ближневосточного производственного комплекса, также поддерживаемого государственными энергетическими субсидиями и льготами и уже достигшего уровня российского производства алюминия.
Таким образом, так как на сегодня более 50% мировых алюминиевых мощностей работают убыточно, в ситуации беспощадной конкуренции и значительной недозагруженности мощностей в отдельных регионах мира достижение глобальной «дисциплины рынка» требует гораздо бóльших усилий его ведущих участников.
Несмотря на тяжелую ситуацию для всех производителей, в 2013 г. произошел перелом на глобальном рынке алюминия. Мировое производство и потребление впервые за семь лет оказались сбалансированными. По нашему мнению, разница между производством и потреблением будет расширяться в последующие годы, что неминуемо выразится в снижении складских запасов алюминия.

Уважаемый Роман Евгеньевич, вы работали в России и потом в Европе. Что планируете взять из международного опыта в российскую действительность?
Р. Андрюшин: Российский рынок уже сформировался, и я не вижу особых проблем в части коммерческих параметров для работы на нем или каких-либо предпосылок для потрясений бóльших, чем мы уже имеем. Думаю, на рынке предстоит очень многое сделать в отношении создания цивилизованных партнерских отношений и, главное, для восстановления и дальнейшего роста отрасли.
Сегодня рынок в России находится на стадии выживания. Для сравнения: КНР не сбавляет темпов по объемам потребления алюминия, Европа в 2013 г. впервые за несколько лет показала рост. В Турции оно увеличилось аж на 9%.
На географической карте появился новый центр производства алюминия — Ближний Восток. В ближайшие 1-2 года здесь будет выпускаться 5-6 млн т крылатого металла в год при спросе 1,2—1,7 млн т. При сходных с российскими стартовых условиях 25-летней давности страны Ближнего Востока в полной мере использовали преимущества от цен на нефть и с нуля создали собственную алюминиевую промышленность.
Мы очень рассчитываем на поддержку нашего государства, которое должно всеми мерами стимулировать предпринимательскую деятельность в России, развитие малого и среднего бизнеса, поддерживать ведущих отечественных производителей в развитии новых производственных мощностей и расширении доли предложения отечественных товаров на российский рынок, который сейчас заполонен импортом.
Важным фактором, безусловно, является мудрая таможенная политика, направленная на поддержку внутреннего производства и использование огромного потенциала импортозамещения. Именно она в сочетании с более либеральной и эффективной финансово-кредитной и налоговой политикой станет залогом успеха во всех отраслях национальной промышленности.

В последнее время на всех уровнях государственной власти обсуждается тема организации индустриальных парков, промышленных зон и др., призванных выступить драйверами подъема. Между тем возникает парадокс, когда сырьевая база находится здесь, в России, а оборудование завозится из-за границы плюс частично импортируются металлы для последующей переработки в конечную продукцию.
Как вы смотрите на это? Вы же, помнится, инициировали создание совместных предприятий по глубокому переделу алюминия, в частности, Алюминиевой долины в Красноярске.
С. Бельский: Проблема индустриальных парков и переработки алюминия связана теснейшим образом с себестоимостью производства.
Давно уже ни для кого не секрет, что Россия утратила конкурентные преимущества, имевшиеся у нее в начале 2000-х годов., когда и зарплата в стране была меньше, чем сейчас, и стоимость энергоресурсов ниже. Зато производительность труда осталась почти такой же.
Данную проблему надо решать путем формирования индустриальных кластеров, ориентированных на возвращение утраченных преимуществ. Разумеется, не путем сокращения зарплаты, а за счет создания центров роста там, где наиболее дешевая электроэнергия и хорошие логистические условия.
По нашему мнению, одним из таких центров, имеющих колоссальный потенциал роста, является Красноярск. Там находится Красноярский алюминиевый завод, Красноярский металлургический завод и несколько смежных предприятий. Кроме того, близко к нему расположена Красноярская гидроэлектростанция.
При этом преимущества и огромный потенциал роста имеют и иные центры присутствия Русала: Новокузнецк, Иркутск, Кандалакша и многие другие города России.
На кого нам надо опираться — на внутренних инвесторов или на внешних? Партнерство с зарубежными партнерами исключительно важно, так как служит источником внешних инвестиций и современных технологий, но наибольшие перспективы и синергию по развитию глубокой переработки алюминия в России я вижу в кооперации с российскими партнерами, потому что в условиях стагнации экономики для малого и среднего бизнеса нет никакого иного пути, кроме как объединиться. Только кооперация позволит уменьшить издержки и повысить конкурентоспособность.
Профессионализму отечественных компаний и их возможностям по выпуску конкурентоспособной продукции я дам высокую оценку, поскольку за прошедшие десятилетия компании прошли хорошую школу, многое сделав для создания конкурентоспособных производств. Я очень рад, что Правительство России обратило внимание на трудности в перерабатывающих отраслях. При реализации комплексной программы, предложенной Русалом, потребление алюминия в России вырастет до 2,5 млн т к 2022 г. — такую оценку озвучил генеральный директор Русала О. Дерипаска на Петербургском международном экономическом форуме в 2013 г.
Нужны скоординированные действия бизнеса и Правительства России: поддержка проектов, начатых Русалом (выпуск инновационной алюминий-циркониевой катанки и изготовление из нее кабелей и проводов, запуск в серийное производство грузовых и пассажирских вагонов из алюминиевых полуфабрикатов, увеличение доли использования алюминия в машиностроении и пр.).

Не окажется ли стоимость инфраструктуры для Алюминиевой долины и тому подобных индустриальных кластеров выше, чем за границей? У нас в ведении бизнеса много неформальных моментов, подводных камней, если хотите… В Китае все намного проще, благодаря чему он сделал гигантский рывок вперед.
С. Бельский: Вы абсолютно правы. Одна из причин потери конкурентоспособности российской промышленности — отсутствие приемлемых условий для привлечения инвестиций.
Казахстан принял несколько лет назад дорожную карту бизнеса, у нас ее нет, поэтому у нас заниматься предпринимательской деятельностью гораздо рискованнее, чем у соседей.
Перейдя вновь к Алюминиевой долине, расскажу, что нам удалось уже совершить. Не только проведены переговоры с рядом наших крупных потребителей, но и решены вопросы расположения новых производств, необходимой инфраструктуры, логистики. Одной из ключевых задач остается получение поддержки проектов со стороны государства.

И в чем она должна заключаться?
Р. Андрюшин: В выстраивании государством четких правил ведения бизнеса, в формировании благоприятного делового климата. Малый бизнес в России сворачивается, средний тоже. Последние 7—10 лет наша страна живет в режиме укрупнения естественных монополий. Балом правят исключительно большие компании с государственным участием.
Между тем ориентация России на экспорт углеводородов диктует вектор движения смежных отраслей. Как вам хорошо известно, наша автомобильная промышленность слаба. В США, Германии и КНР она кормит миллионы людей и наполняет государственные бюджеты. У нас она плохо развита!
Если мы не можем делать отличные автомобили, то можем использовать наши мощности для изготовления автокомпонентов. Мы можем применить опыт Китая, ставшего сначала гигантской фабрикой для сборки машин, после принявшимся формировать собственную автомобильную индустрию.
К нам завозятся автомобильные компоненты, сковородки и прочие изделия из КНР и Турции — из стран, в которые мы продаем алюминий. Русал — крупнейший поставщик алюминия для Турции. К слову сказать, в Турции экономика развивается семимильными шагами. Низкий уровень безработицы, сильная туристическая индустрия — и все, по сути, в том числе и за наш счет.

С. Бельский: В России степень влияния государства на бизнес растет. У него нет иного способа борьбы с кризисными явлениями, кроме как увеличить свое влияние. В настоящее время в различных отраслях отечественной промышленности доля потребления конечной алюминийсодержащей продукции государством и компаниями, в которых основная доля принадлежит государству, составляет 60—80%. То есть государство уже превалирует как конечный заказчик алюминиевой продукции. И его воздействие будет только возрастать, прежде всего в энергетике, добывающих отраслях, авиакосмическом и оборонном комплексах.

Но государство не станет заниматься организацией выпуска сковородок или автокомпонентов из алюминиевых сплавов…
С. Бельский: Оно и не должно! Государство несет ответственность за создание условий для бизнеса.
Все механизмы у него есть. Например, постановление Правительства России №61 по локализации выпуска автокомпонетов, принятое в 2005 г., не предусматривает организации на территории России металлургических комплексов по точному литью автокомпонентов, в том числе из алюминиевых сплавов. Иными словами, производство компонентов из алюминия находится в основном за пределами нашей страны.
Мы выступили с инициативой по ужесточению данного документа и надеемся, что Правительство России внимательно отнесется к ней. Изменение этого постановления позволит дать толчок формированию благоприятного климата для интенсификации отечественного автопрома.
Кроме того, необходима защита государством отечественных перерабатывающих отраслей от растущего дешевого и низкокачественного импорта алюминийсодержащей продукции.
Теперь о банковских кредитах. По нашему убеждению, снижение Центральным банком России ставки рефинансирования и, как следствие, ставок по кредитам коммерческих банков стало бы еще одним шагом по поддержке отечественной промышленности и повышению ее конкурентоспособности.

Что хорошего сделает в 2014 г. Русал для своих клиентов в плане более ритмичного снабжения и стимулирования спроса на территории России?
Р. Андрюшин: В первую очередь Русал продолжит занимать активную позицию на всех уровнях взаимодействия с государственными органами и частными компаниями по вопросам поддержки и развития потребления алюминия и продукции на его основе.
Мы считаем, что наша роль как одного из крупнейших производителей крылатого металла в мире и крупнейшего в России остается решающей в плане формирования и развития отечественного алюминиевого спроса.
Думаю, к концу нынешнего года мы окончательно сформируем долгосрочную комплексную программу по развитию отечественного потребления и начнем ее реализацию. Основной акцент сделаем на запуске новых продуктов и совместных предприятий.
Мы будем стремиться оставаться как можно более предсказуемыми для клиентов. В частности, продолжим диалог в области рыночного ценообразования на российском рынке, адекватно отражающего динамику мировых цен на нашу продукцию. Продолжим работу в области улучшения удовлетворенности клиентов, будем трудиться над улучшением планирования и ритмичности поставок, над качеством продукции.
В течение года будет сформулировано видение рыночного ценообразования на весь спектр нашей продукции, включая сплавы.
Очень рассчитываю на активный запуск с нашими потребителями совместных проектов, которые начали разрабатываться в минувшие годы.
Подчеркну: для Русала отечественный рынок был и будет приоритетным. Здесь у нас есть конкурентные преимущества, сложившийся круг клиентов, и мы несем на себе ответственность за их будущее. Это касается и запуска в серийное производство алюминиевых вагонов, выпуска алюминий-циркониевой катанки, организации экструзионных и прокатных мощностей. Все это не эфемерные идеи. Речь идет о реальных окупаемых предложениях, способных дать ощутимый эффект.
И наконец, я хотел бы, приняв эстафетную палочку от Сергея Аркадьевича Бельского, продолжить и расширить взаимодействие с участниками алюминиевого рынка на платформе Российского союза поставщиков металлопродукции и на страницах журнала «Металлоснабжение и сбыт».

Металлоснабжение и сбыт


10.02.2014 Металлостроительная перенастройка

Всероссийская Ассоциация Металлостроителей (ВАМ) при поддержке Группы предприятий «Стальные конструкции» разработала техническое задание на подготовку стратегии развития металлостроительной индустрии России на период до 2020 г. Среди целей разработки технического задания указано в том числе определение перспективных направлений по подготовке и корректировке законодательной и нормативной правовой базы развития металлостроительной индустрии. Ю. Елисеев, руководитель ГП «Стальные конструкции – Профлист», рассказал о предпосылках создания технического задания и о необходимости разработки государственной стратегии в области металлоконструкций.

Юрий Николаевич, почему вообще разговор зашел ни много ни мало о подготовке стратегии развития целой отрасли?

Идея собрать техническое задание возникла после безрезультатных попыток продвинуть металлоконструкции на рынок. Участники рынка создают абсолютно новую продукцию, которая имеет серьезные ограничения для ее использования в строительной отрасли. Такая ситуация сложилась из-за того, что нормативно-техническая база в строительстве как часть технического регулирования у нас в стране крайне запущена. Отсюда практически полная невозможность продвижения металлоконструкций в широком масштабе. Отсутствует возможность прохождения экспертизы в строительных проектах. Можно образно сказать, что в России металл как строительный материал пока официально не признается.

У нас нельзя использовать металлоконструкции в строительстве?

Существует ряд документов, принятых на правительственном уровне, в законодательном порядке практически если не запрещающих, то крайне ограничивающих применение металла в строительстве. Для того чтобы признать, что металл — это полноценный строительный материал и конструкции из него являются одними из самых выгодных для окружающей среды, ему надо законодательно открыть дорогу на рынок. Сделать это можно только на государственном уровне путем признания металлоконструкций в качестве строительного материала, такого же как камень, бетон или дерево.
Из этих предпосылок и возникла необходимость принятия государственной целевой программы по развитию металлостроительства, которая бы охватывала и проектировщиков, и металлургов, и изготовителей, и монтажников. Такой целевой программы в стране на сегодняшний день нет. В СССР она была и вытекала из логики работы системы в целом — существовало Министерство строительства СССР, а в 1950-е годы из него было выделено Министерство монтажных и специальных строительных работ СССР, которое курировало только изготовление металлоконструкций и их монтаж. При этом оно играло руководящую роль во всей металлостроительной индустрии. Сегодня подобного органа нет, и только недавно вновь появилось Министерство строительства РФ.

Какую роль играет в этом процессе ассоциация?
Наша задача заключается в том, чтобы показать новому министерству, что у него есть кадры, способные строить дешево, быстро, качественно, при этом не нанося вреда окружающей среде. Чтобы его заинтересовать, мы должны были представить концепцию разработки именно государственной стратегической программы развития металлостроительства.
В 1960-е годы было запрещено использовать металлоконструкции в проектировании, за редкими исключениями. Металл требовался для военных задач. Та же ситуация складывалась в Англии. Там тоже было запрещено применять металл в строительстве, за исключением тех случаев, где без него нельзя было обойтись. Сейчас для обороны не нужно так много стали, а необходимо больше электроники и других вещей. В Англии это поняли, и сейчас там металлостроительство развивается крайне быстро, а мы, к сожалению, отстали лет на 25.
В России в металлостроительной индустрии работает оборудование мирового уровня. Материал, поставляемый отечественными металлургами, также соответствует лучшим зарубежным аналогам. У нас есть все возможности быстрого наверстывания упущенного. Для этого необходимо просто открыть шлюз в законодательном плане. Мы будем экономить, создавать рабочие места на производстве металлоконструкций, повышать производительность труда и строить здания, которые надежны, долговечны и безопасны для окружающей среды. Все, что нужно, — это нормативно-техническая база. Запустить данный процесс и призвана стратегия развития металлостроительной индустрии.

P.S. Тема продвижения современных видов оцинкованного и окрашенного проката в России будет продолжена на конференции "Оцинкованный и окрашенный прокат: тенденции производства и потребления", которая пройдет в Москве 20-21 марта.

Металлоснабжение и сбыт


23.01.2014 Со сбытом все понятно, а со снабжением есть нюансы

В рамках 19-й Международной промышленной выставки «Металл-Экспо’2013» прошел круглый стол «Металлургснаб – актуальные проблемы снабжения в горно-металлургическом комплексе», организатором которого выступили Российский союз поставщиков металлопродукции (РСПМ) и Торговый дом «ТМК».

В мероприятии приняли участие коммерческие директора, руководители отделов и служб материально-технического снабжения предприятий металлургии и трубных компаний: ТМК, ОМК, ЧТПЗ, ММК, Мечела и ряда других.

На встрече состоялся обмен мнениями по вопросам материально-технического снабжения предприятий металлургии, были рассмотрены направления совершенствования закупочной деятельности, построение эффективного процесса закупок и успешной системы минимизации рисков закупочных процедур.

Участники мероприятия обсудили проект создания информационной системы, призванной повысить прозрачность работы поставщиков комбинатов и создать систему их классификации по качеству работы. Оживленную дискуссию вызвал вопрос о черных списках поставщиков, по итогам которой сформировалось мнение, что подобный реестр необходим, но сможет эффективно работать только при сотрудничестве закупочных подразделений и служб безопасности крупнейших игроков рынка.

Несмотря на то что формально представители торгово-закупочных подразделений встречаются и обсуждают текущие проблемы относительно редко, дружеское общение происходит почти постоянно. Тем не менее неформальное взаимодействие накладывает определенные ограничения на результат и не позволяет принимать решения, на которые могло бы ориентироваться большинство компаний. Все кулуарные обсуждения так и остаются внутри, в то время как рынок диктует новые требования. По мнению участников круглого стола, возникает необходимость более частых встреч для обмена опытом и информацией.

Казалось бы, внутренняя кухня и принципы работы снабженческого или закупочного подразделений крупной компании носят сугубо конфиденциальный характер, на них нанесен гриф «коммерческая тайна». Однако практически все руководители признали возможность публичного обсуждения своей работы среди коллег-снабженцев. В качестве примера неоднократно вспоминали о регулярных встречах металлоломщиков, которые проходят ежеквартально.

Металлурги отметили, что готовы рассказывать коллегам о том, как построены и функционируют их службы снабжения, каким образом происходит управление удаленными площадками, заводами и филиалами, как принимаются решения о закупках оборудования и комплектующих, по какому принципу построены и развиваются электронные торговые площадки и как отбираются поставщики.

Практика недобросовестного исполнения обязательств поставщиками скоро приведет к тому, что снабженцы крупных компаний начнут формировать общие черные списки. Пока же эту работу закупочные подразделения ведут индивидуально и по собственным методикам. Участники дискуссии отметили, что обмен информацией между металлургами по этому вопросу не должен приводить к конфликту интересов, а подобная работа теоретически только повысит прозрачность рынка и позволит избежать возможных убытков.
«Мы стараемся сегодня все покупать на электронной площадке во избежание недоразумений. Тем не менее качество закупок оставляет желать лучшего. Задача любого снабженца — купить дешево, быстро и продукцию высокого качества. И мы готовы делиться лучшим опытом в этом плане, давать свои оценки и предоставлять аналитическое обеспечение», — сказал на встрече А. Колчин, директор по закупкам ЧТПЗ. По его словам, снабженческие подразделения ЧТПЗ совместно с технической службой уже сейчас заканчивает работу над документом, по которому компания планирует аттестовывать своих поставщиков. Технические специалисты будут выезжать на объекты поставщика, изучать технологии работы и оборудование, для того чтобы убедиться, что дешево не значит хорошо (или наоборот). Многие комбинаты также ведут подобную работу.
В результате обсуждения вопросов взаимодействия с поставщиками, которых у крупных комбинатов тысячи, практически единогласно было принято решение, что металлургам не только можно, но и необходимо искать точки взаимодействия, с тем чтобы влиять на своих контрагентов. Специфическая электронная площадка, созданная с целью повысить прозрачность поставщиков на рынке, может стать одним из серьезных инструментов влияния покупателей на продавцов. Такая работа уже ведется, например, компанией Металл Проект совместно с РСПМ и ТД «ТМК».

Отсутствие системной работы в этом направлении привело к тому, что на сегодняшний день нет какой-либо общедоступной системы, способной предоставить как минимум общую информацию о поставщике, а как максимум — возможность проведения дотендерных переговоров.

Исследования, проведенные Металл Проектом, показали, что закупочные практики на разных предприятиях устроены по-разному, но все они позволяют мониторить поставщика только в отношении инициатора этого мониторинга. «Уже есть понимание, что масштаб подобного снабженческого портала огромен — это тысячи поставщиков. Изначально мы думали только о создании базы поставщиков расходных материалов, оборудования и сырья, но в итоге пришли к необходимости создания базы всех поставщиков — не только продукции, но и услуг. Формирование единой базы видится нам перспективным, в силу того что она позволит не только получать информацию по контрагенту, но и осуществлять мониторинг его деятельности относительно других предприятий-закупщиков», — рассказал С. Строев из Металл Проекта.

Подобная площадка не призвана заменить уже существующие, она будет использована лишь как их дополнение с возможностью интеграции в системы металлургических комбинатов и трубных компаний. Естественно, поставщиков придется мотивировать к участию в данном проекте. Почему они должны проявлять интерес к проекту? Есть мнение, что стремление к оптимизации рынка их к этому побудит рано или поздно. В скором времени может произойти перераспределение рынка (например, из-за нарастания объема поставок из Китая), и в результате произойдет отбор поставщиков.

Участники встречи согласились, что подобный проект изначально требует консолидации крупнейших участников рынка, их одобрения и готовности делать совместные шаги по его реализации. Подобная работа также может быть проведена при участии НП «Русская Сталь». Это большая отраслевая задача, которую нужно решать всем миром — и с поставщиками, и с потребителями.

По итогам работы круглого стола было принято решение провести в 2014 г. очередную встречу по проблемам организации систем снабжения металлургических холдингов в условиях ухудшения экономики страны и усиления конкуренции и обсудить практические шаги по оптимизации работы закупочных подразделений крупных холдингов.

Металлоснабжение и сбыт


20.01.2014 Стальные трубы: напряженность растет

Традиционно в декабре Российский союз поставщиков металлопродукции (РСПМ) и компания А ГРУПП организуют в Москве круглый стол «Спотовый рынок стальных труб: состояние и перспективы развития», на котором представители отечественной трубной отрасли подводят итоги уходящего года и прогнозируют ситуацию на будущий. Участие в мероприятии принимают руководители и специалисты «большой четверки» трубников, а также средних и малых заводов, трейдерских компаний, специализирующихся на поставках трубной продукции. В этот раз круглый стол посетили более 50 сотрудников российских и зарубежных компаний – игроков трубного рынка.

Рынок стальных труб сохраняет позитивные тенденции развития, пусть и более медленными темпами, чем раньше, рассказал О. Калинский, директор Фонда развития трубной промышленности. Так, мировое производство трубной продукции росло и по итогам 2013 г. достигло 153 млн т — на 2,1% больше, чем в 2012 г. Прирост был обеспечен в основном увеличением производства труб в Китае.

В России динамика выпуска трубной продукции также оказалась положительной: по оценкам С. Алещенко, начальника управления маркетинга ЧТПЗ, производство стальных труб в 2013 г. достигло порядка 8,9 млн т (в 2012 г. — 8,5 млн т).

В. Моцкало, начальник управления анализа рынков ОМК-Сталь, также отметил, что российский трубный рынок полностью восстановился после кризиса 2008 г., хотя динамика его емкости по-прежнему определяется ходом реализации проектов строительства магистральных газо- и нефтепроводов. В 2013 г. емкость рынка составила 9,2 млн т. С. Алещенко добавил, что в 2012—2013 гг. объемы потребления труб в России стабилизировались, импорт показал тенденцию к сокращению на фоне сохранения объемов экспорта на уровне примерно 1,4 млн т. При этом изменилась структура импортных поставок продукции.

Так, по оценкам О. Калинского, за шесть месяцев 2013 г. импорт труб из дальнего зарубежья в Россию вырос примерно на 30% по сравнению с I полугодием 2012 г., при этом поставки из Китая увеличились на 230% (на 147 тыс. т).

В основном из КНР импортируются, как заметил С. Алещенко, обсадные, насосно-компрессорные и бурильные трубы. В частности, в 2013 г. обсадных труб ввезено 102,7 тыс. т (в 2012 г. — 7,5 тыс. т), насосно-компрессорных труб — 62,8 тыс. т (27,2 тыс. т), бурильных — 25,3 тыс. т (12,2 тыс. т).

В то же время, после того как в 2013 г. закончилось действие соглашения о регулировании поставок некоторых видов стальных труб, происходящих с Украины, в Россию, Белоруссию и Казахстан, объемы поставок из этой страны на российский рынок уменьшились на 167 тыс. т.

Мощь производителей СНГ увеличивается. Например, на 200 тыс. т за последние два года выросли мощности в сегменте бесшовных труб (вследствие расконсервации стана ТПА-400 на Руставском металлургическом заводе в 2012 г. и стана 140 на ЧТПЗ в 2013 г.) и на 1,3 млн т — в сегменте электросварных труб.

Столь резкий рост предложения в сегменте сварных труб обусловлен активным вводом трубных станов малыми и средними компаниями, в результате чего этот рынок все больше становится региональным (рынком ближайшего производителя). И если в 2007 г. мелких и средних производителей на рынке стальных труб России в целом было 20%, то в 2013 г. их доля выросла до 35%. В сегменте сварных труб малого и среднего диаметров их доля увеличилась с 52 до 71%.

В то же время баланс данного рынка серьезно нарушен, отметил А. Трофимов, заместитель генерального директора Торгового дома ТМК. По его словам, в настоящий момент в России насчитывается порядка 9 млн т мощностей по выпуску труб малого и среднего диаметров, а потребление их варьируется от 3,5 млн до 4 млн т в год. Причем именно крупным компаниям становится достаточно сложно конкурировать с региональными заводами, большинство которых расположены вблизи мест потребления. Достаточно много таких предприятий сконцентрировано на юге и на Урале, где нет проблем с получением подката для производства труб.

С. Алещенко оценил загрузку мощностей в этом сегменте на уровне 45%. С. Спиваков, менеджер дирекции по маркетингу и сбыту Северстали, проанализировав производство и потребление сварных труб строительного сортамента за 10 месяцев 2013 г., отметил рост его емкости на 7%.

В. Шипунов, председатель совета директоров УХК «Королевский трубный завод», оценил рынок профильных труб, представив основных производителей и то, как изменились их позиции на рынке в 2013 г. по сравнению с предыдущим годом. По его данным, первая тройка компаний (цех гнутых профилей Северстали, Трубопрофильный завод «Шексна» и Исаевский машиностроительный завод) сохранила и даже увеличила свои доли на рынке. Суммарно в 2013 г. они заняли около 31% рынка.

Кроме того, серьезно нарастили производство профильных труб НТЗ «ТЭМ-ПО» (на 26%), Новосибирский металлургический завод им. Кузьмина (на 43%), Производственная компания «ДИА» (на 17%), Торгово-промышленная компания «Союз» (на 38%), Уральская металлообрабатывающая компания (на 19%), Королевский трубный завод (на 39%), Зеленокумский трубный завод «Октан» (на 39%), Таганрогский металлургический завод (на 36%) и компания Машпрофиль (на 480%).

Производители не собираются останавливаться на достигнутом и сообщают о планах по вводу новых мощностей в ближайшем будущем. К примеру, Стиллайн (Новосибирск) предполагает установить в 2014 г. дополнительно два трубоэлектросварочных агрегата (ТЭСА), ИнтерметГрупп (Москва) в 2014—2015 гг. — три ТЭСА общей мощностью 310 тыс. т в год, Производственная компания  «ДИА» (Волжский) — два ТЭСА мощностью 360 тыс. т, Газпромтрубинвест (Волгореченск) — ТЭСА 140—426 мощностью 350 тыс. т (в 2015 г.) и др.
Имеющиеся мощности, не только по профилю, но и по круглой трубе, планируется загружать в более полном объеме. Так, С. Спиваков заявил, что в 2014 г. с череповецкой площадки Северстали и Трубопрофильного завода «Шексна» в совокупности планируется отгрузить порядка 700 тыс. т труб (в 2013 г. отгружено 670 тыс. т). Также в этом году в рамках модернизации производства на ТПЗ «Шексна» будет установлено оборудование для проведения гидроиспытаний продукции и машина для снятия фаски. Рассматривается возможность переноса трубных станов из европейских подразделений Северстали в российские.

У директора коммерческой дирекции ГК «Демидов» П. Жеглова более осторожные планы. Ситуация, по его словам, складывается таким образом, что рост производства на перенасыщенном рынке сопровождается падением маржинальности. Так, в 2013 г. ГК «Демидов» увеличила выпуск продукции на 25% по сравнению с 2012 г., однако на столько же снизилась маржа. Поэтому, для того чтобы удерживать позиции на рынке, компания осваивает производство новых видов продукции. В 2013 г. освоено 12 новых типоразмеров труб, из них половина — в сегменте круглых труб среднего диаметра.

В отличие от производителей металлоторговые компании, занимающиеся поставками трубной продукции, оценили положение на рынке более пессимистично. Это отразили, в частности, результаты опроса, который провела А ГРУПП при подготовке круглого стола.

А. Зайцев, генеральный директор А ГРУПП, рассказал, что при ответе на вопрос «Как вы оцениваете результаты деятельности компании за 11 месяцев?» более 71% опрошенных оценили результаты как удовлетворительные и лишь 28,6% — как хорошие. При этом изменения продаж трубной продукции за 11 месяцев минувшего года по отношению к 2012 г. 42,9% респондентов охарактеризовали как сохранение на прежнем уровне, 21,4% — как падение. Подавляющее большинство отвечавших отметили, что продажи выросли не более чем на 5%. Счастливчиков, которым удалось добиться более значительного увеличения продаж, крайне мало.

При рассмотрении отдельных сегментов трубного рынка отмечено, что в прошедшем году отсутствовали какие-либо лидирующие позиции, показавшие отличную от других динамику роста продаж, как было в 2011—2012 гг., когда практически у всех участников рынка активно увеличивались объемы реализации профильных труб. В 2013 г. эта продукция продавалась наравне с электросварными трубами среднего и большого диаметров. Причем интересно, что падение продаж, как и раньше, наблюдалось в сегментах сварных труб малого и среднего диаметров и бесшовных труб.

Основной угрозой стабильности компаний на рынке металлотрейдеры назвали низкое потребление труб (почти 60% опрошенных) и перепроизводство (около 32%). Присутствие импорта насторожило участников рынка в меньшей степени.

Препятствуют развитию рынка недостаток инвестиций (отметили 45% опрошенных), неразвитость инфраструктуры (35%) и недостаток оборотного капитала (20%).
Однако, несмотря на негативные оценки ситуации, участники рынка наиболее вероятным посчитали сдержанный сценарий развития компаний в 2014 г., пессимистичных прогнозов не дал никто.

А. Трофимов (Торговый дом ТМК) отметил, что в 2014 г. рынок будет очень сложным, в том числе потому, что пока в России нет крупных проектов, которые могли бы финансироваться из федерального бюджета. Даже три заявленных за последнее время проекта (строительство дополнительной кольцевой автодороги вокруг Москвы, трассы Москва — Казань и, возможно, далее — Казань — Екатеринбург, реконструкция Транссибирской железнодорожной магистрали) не станут крупными потребителями трубной продукции. В этих условиях серьезные надежды по-прежнему возлагаются на жилищное строительство, которое показывает позитивную динамику развития, что положительно влияет на потребление водогазопроводных труб.

С. Алещенко (ЧТПЗ) считает, что в 2014 г. сегмент сварных труб малого диаметра и профильных труб вырастет на 3%, сегмент OCTG — на 7%, ТБД — на 3%. В то же время в сегменте индустриальных труб наиболее вероятно падение на 2%, так же как и бесшовных горячекатаных, что связано с ожидаемым снижением потребления труб в машиностроении. Вместе с тем продолжится увеличение объемов закупки труб нефтегазовой отраслью благодаря освоению новых месторождений и реконструкции имеющихся.
А. Романов, президент РСПМ, подводя итоги мероприятия, отметил, что более активному развитию рынка все так же мешают разнонаправленность действий игроков, отсутствие координации по территориальному размещению производительных сил в России и недобросовестная конкуренция. «Но текущая не слишком позитивная конъюнктура, а также общая логика развития бизнеса уже в ближайшее время заставят участников рынка предпринимать совместные усилия по повышению прозрачности и предсказуемости рынка. И определенным катализатором этих процессов станут встречи и обмен информацией в рамках мероприятий Российского союза поставщиков металлопродукции. Постепенно мы должны прийти к тому, к чему уже давно пришел цивилизованный мир», — заявил А. Романов.



15.01.2014 Алюминий: новая торговая политика

Декабрь принято считать тихим месяцем: впереди Новый год с сопутствующими ему елками, подарками и каникулами, люди обычно позволяют себе немного расслабиться после напряженной работы в предшествующие 11 месяцев. Однако у участников рынка алюминия настроение далеко не радостное – цены упорно не желают расти, количество заказов снижается. Поэтому не прошло и месяца со дня состоявшегося в рамках 19-й Международной промышленной выставки «Металл-Экспо’2013» совещания производителей, поставщиков и потребителей алюминиевой продукции, как они снова встретились в офисе Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ).

Открыл мероприятие президент РСПМ А. Романов, обративший внимание собравшихся на необходимость совершенствования двухстороннего сотрудничества в условиях неопределенности в экономике. После него слово взял С. Бельский, директор Русала по сбыту на рынках России и стран СНГ, рассказавший о ситуации в индустрии и в самой компании, о ее действиях по развитию сбыта. «По итогам 2013 г. отечественные предприятия используют порядка 660 тыс. т алюминиевой продукции отечественного производства, еще 460 тыс. т завезено из-за границы. Таким образом, рост импорта остается серьезной угрозой для внутреннего рынка. В 2008—2009 гг. выпуск в нашей отрасли снизился на 50—60%, ввоз вырос на 9%. К сожалению, ничего не изменилось, и к 2016—2017 гг., по нашим ожиданиям, производство упадет до 600 тыс. т, — отметил С. Бельский. — Мы не сидим сложа руки. Русалом осуществляется большая работа по стимулированию потребления крылатого металла в различных отраслях, будь то автомобильная или судостроительная индустрия, например, путем роста применения алюминий-скандиевых сплавов. Тесно взаимодействуем с Правительством РФ, которое готово оказать помощь в ограничении „серого“ импорта алюминиевых изделий из-за рубежа. Русал ведет переговоры с западными компаниями о создании в России совместных предприятий по выпуску полуфабрикатов рядом с нашими алюминиевыми заводами — они могут выступить в качестве поставщиков жидкого металла. Разумеется, мы открыты для сотрудничества с игроками российского рынка. Благодаря перечисленным мерам потребление алюминия может увеличиться с нынешних 1,1 млн до 2,5 млн т».

Безусловно, положение дел на предприятиях Русала непростое, ему пришлось остановить производство алюминия на ряде заводов, находящихся в европейской части России и на Урале, вследствие повышения энерготарифов. Заказы, предусмотренные действующими контрактами, будут выполнять сибирские предприятия.

С. Бельский поделился с участниками совещания информацией об особенностях новой торговой политики компании, касающейся продаж необработанного алюминия (за исключением вторичного металла и сплавов на его основе), алюминиевой проволоки и ронделей. Направлена она на обеспечение прозрачных и недискриминационных условий реализации этой продукции покупателям, действующим на территории России.

Суть ее в следующем. Любая организация, намеренная приобрести алюминий, должна направить в адрес Торгового дома Русала по факсу или электронной почте ряд бумаг:
копию свидетельства о государственной регистрации в ЕГРЮЛ;
копию свидетельства о постановке юридического лица на учет в налоговом органе;
выписку из ЕГРЮЛ о регистрации контрагента, выданную не более чем за 30 дней до заключения сделки;
копию устава (полная версия);
документы, подтверждающие полномочия лиц, подписывающих договор.

И, естественно, потенциальный покупатель должен также предоставить подписанный по рекомендованной форме договор о поставке, причем в обязательном порядке согласованный. В срок до 10-го числа месяца, предшествующего отгрузке, покупатель направляет заявку с указанием необходимой номенклатуры, марок, спецификаций, количества, наименования требуемого завода и графика оплаты в следующем месяце. Плюс можно внести аванс для ускорения поставки.

Торговый дом Русала, в свою очередь, на основании заявок распределяет имеющиеся свободные (незаконтрактованные) объемы продукции, следуя очередности их удовлетворения. Каждая заявка включается в соответствующую очередь.

Потребности каждой очереди удовлетворяются только после удовлетворения потребностей предыдущей очереди и выполнения контрактных обязательств по долгосрочным договорам поставки (договорам сроком действия не менее чем год, в которых согласованы минимальные объемы поставки) в полном объеме.
Запросы покупателей удовлетворяются в следующей очередности:
1) заявки по долгосрочным договорам;
2) заявки, своевременно поданные покупателями, внесшими аванс;
3) заявки, своевременно поданные покупателями, но аванс не внесшими;
4) несвоевременно поданные заявки.

«Я считаю заключение долгосрочных контрактов между Русалом и компаниями, выпускающими алюминиевые кабели, профили или прокат, оптимальным способом обеспечения устойчивости бизнеса в условиях экономической нестабильности. Неважно, о каких объемах в них идет речь, главное, что они выгодны и вам, и нам, способствуют планированию загрузки мощностей и количества необходимого подвижного состава. Для существующих контрактов достаточно заключить дополнительные соглашения, — подчеркнул С. Бельский. — Сегодня мы продаем ряд марок алюминия в России дешевле на $100, чем на зарубежных рынках, следуя предписанию Федеральной антимонопольной службы. Мы хотели бы изменить предписание с целью установления более справедливого ценообразования: когда премии пойдут вниз, наши цены пойдут по тому же пути».
Важное событие произойдет 1 февраля 2014 г.: в рамках программы ротации Русала С. Бельский станет операционным директором дирекции Русала по сбыту, заменив Р. Андрюшина. Тот же возьмет на себя функции директора Русала по сбыту на рынках России и стран СНГ, которые сейчас выполняет С. Бельский.

«Благодаря кадровой перестановке укрепится команда сбыта, ориентированная на внутренний рынок, чья роль становится для Русала все более и более значимой, учитывая сложную конъюнктуру. Если мы посмотрим на мировой рынок, то увидим повышение внимания ведущих производителей алюминия, включая Alcoa, Rio Tinto и Hydro, к региональным рынкам. И в дальнейшем акцент на российском рынке в Русале будет только усиливаться, причем не в силу ее проблем, а исходя из сложившейся макроэкономической и политической ситуации, — сообщил Р. Андрюшин. — Что касается новой торговой политики, вводимой с января 2014 г., то необходимость ее разработки назрела не сегодня и не вчера. Почвой для нее послужила банальная потребность повышения эффективности производственно-сбытовой деятельности Русала. К тому же мы связаны жесткими обязательствами со смежными организациями — железнодорожными и автотранспортными компаниями, стивидорами и портами и т.д.».

В силу специфики построения технологических и логистических процессов текущее положение дел диктует Русалу выполнять заказы в строго определенные сроки. Игнорирование этого будет стоить его клиентам значительных денег. Чем ближе тот или иной заказ размещен к окончанию конкретного месяца производства, тем дороже он обойдется. В конечном счете может встать вопрос о его целесообразности.
«Подготовленная Русалом торговая политика позволит российским потребителям иметь преференции, — говорит Р. Андрюшин. — После 10-го числа каждого месяца будет осуществляться заказ вагонов для перевозки алюминия, согласование поставок с покупателями, рассчитывающих на крылатый металл в различных областях нашей необъятной Родины и за ее пределами.

Мудрым я считаю и решение поставить в качестве краеугольного камня долгосрочные контракты, обеспечивающие четкое планирование и бюджетирование. Поверьте моему опыту, у Русала есть немецкие и американские потребители, размещающие заказы раньше, нежели предполагает технологический цикл. Наши клиенты, покупающие по 200—300 тыс. т каждый, направляют заявки за четыре месяца до нужного им срока, в частности, так поступает корпорация Novelis. Между подачей заказа и доставкой алюминия проходит 60 дней. Поэтому наши требования не представляют из себя ничего экстраординарного».

Инновации Русала не могли не вызвать интереса у его клиентов. «То, что нужно подписывать долгосрочные договоры, для нас очевидно. Теперь, принимая во внимание российский менталитет (пока гром не грянет, мужик не перекрестится), что вы будете делать, если мы ничего не заключим к концу года? — задал вопрос С. Андреев, генеральный директор компании ТАТПРОФ. — Понимая инертность наших коллег по рынку, мы вполне допускаем подобный вариант развития событий. Как себя вести будете? К чему готовиться?»
«Что будет, если все участники рынка скажут: „Нет, не будем заключать длинные контракты“? Порекомендую читать внимательно сбытовую политику Русала, — оппонировал С. Бельский. — Будем выполнять в первую очередь долгосрочные контракты. И если все игроки внутреннего рынка откажутся от их подписания, то мы будем заключать их с клиентами в мире, с европейскими, азиатскими, американскими. Если вы потом придете и скажете: „Я передумал, мне нужно то-то и то-то“, мы ответим: „Приоритет потребителям, работающим с нами по длинным контрактам. Мы вам предложили хорошие условия, у вас была возможность. Теперь мы вам продадим то, что осталось“».

«В 2014 г. Русал, как заявлял ранее, сократит выпуск первичного алюминия. И от ряда заграничных заказов мы отказались в пользу рынка России: по алюминию на 220 тыс. т, по сплавам — на 160 тыс. т, по цилиндрическим слиткам — на 56 тыс. т, — присоединился к С. Бельскому Р. Андрюшин. — И коли кто-то из вас не захочет законтрактоваться с нами, то неминуемо не сумеет загрузить свои мощности на должном уровне, потеряв в результате прибыль. 80% продукции Русала отправляется на экспорт, и мы сможем вывозить еще больше, если в России не найдем сбыта».

«Какова ваша позиция при заключении долгосрочных контрактов по соотношению премий между ними и спотовыми продажами?» — поинтересовался А. Вольфсон, директор по логистике Торгового дома «Ункомтех».

«Мы, следуя предписанию Федеральной антимонопольной службы России, не делаем между ними разницы, — ответил С. Бельский. — Премии будут одинаковыми для клиентов, работающих по долгосрочным контрактам, и для клиентов, предпочитающих спотовые поставки. Цена будет одинаковой. Мы можем лишь повышать премии на 5% раз в два месяца».

Собравшиеся не обошли стороной и вопрос вероятности создания в России государственного фонда или, по-иному, национального склада алюминия. «Фонд нужен для снижения нагрузки на рынок, — откликнулся С. Бельский. — Выводя за несколько лет 1 млн т из мировой торговли, мы тем самым поддерживаем и отечественную индустрию, и баланс спроса и предложения на глобальном рынке. Правительство сможет, приобретя металл по низким ценам, распродать его, когда рынок полностью оправится. Вложенные в покупку алюминия деньги вернутся с лихвой».

Во времена Советского Союза стратегические резервы цветных металлов существовали на многих заводах. И в смутные 1990-е годы они позволили предприятиям остаться на плаву, хотя прежние хозяйственные связи были разрушены для основания. Прокатные заводы именно за счет них зарабатывали средства для оплаты труда сотрудников.

По аналогичному пути пошли власти КНР, запасшись 1 млн т алюминия. Закупки шли в 2008—2009 гг., крылатый металл стоил тогда меньше чем $1,5 тыс. за тонну. В 2012 г. из китайских закромов было продано приблизительно 330 тыс. т по средней цене $1,8—2 тыс. за тонну.

«Фонд алюминия в КНР обеспечил ликвидность рынка. Когда спрос рос семимильными шагами и начал надуваться пузырь дефицита, его удалось сдуть с помощью поставок из государственных резервов. Почему бы не воспользоваться китайским опытом на общее благо?» — вопрошает Р. Андрюшин.
И в самом деле, почему бы и нет? Главное, чтобы была польза всем и каждому.

Металлоснабжение и сбыт


20.12.2013 Маркетинг для развития

Представители более 60 крупных и средних металлопрокатных и металлоторговых компаний приняли участие в работе круглого стола Российского союза поставщиков металлопродукции «Использование инструментов маркетинга в определении ключевых направлений развития компании», который состоялся осенью на базе производственно-складского комплекса «Октябрьский» компании Брок-Инвест-Сервис.

В рамках мероприятия его участники ознакомились с работой ПCК «Октябрьский». В ходе экскурсии руководители БрокИнвест-Сервиса поделились опытом организации складирования металлопроката на площадке мощностью 75 тыс. т и размещения крытых и открытых площадок, рассказали об особенностях использования территории площадью более 11 га, о создании собственного производства тонкостенной трубы, гнутого швеллера, карточек и штрипса, представили парк металлообрабатывающего оборудования, в том числе лазерной резки, обработки полосы, гильотины, гибки и др. Особое внимание гостей вызвало производство готовых изделий: контейнеров ТБО, корпусных и рамных деталей, металлоизделий. Затем участники круглого стола обсудили увиденное на ПСК «Октябрьский», представили собственный опыт диверсификации бизнеса и проанализировали роль маркетинга в этом процессе, а также поделились размышлениями о том, что ожидает российский рынок металлов и металлоторговлю в ближайшем будущем. Исполнительный директор А ГРУПП С. Курапин отметил, что сегодня в компании служба маркетинга ориентирована на работу с уже имеющимися клиентами.

«В настоящий момент у любого металлотрейдера сложилась огромная клиентская база, и не всегда каждому клиенту уделяется должное внимание, поэтому маркетинг становится, по сути, связующим звеном между отделом продаж и потребителями. При этом улучшается обслуживание клиентов и повышается имидж компании в глазах покупателей», — заявил он. И. Кашлаков, директор по маркетингу А ГРУПП, согласился с этим, добавив, что все металлоторговые компании зарабатывают деньги на оказании сервисных услуг, и по мере развития рынка потребители требуют их расширения и усложнения. Поэтому если компании смогут предугадать, куда пойдет развитие, то именно они и удержат клиентов и увеличат прибыль. В этом случае основной задачей маркетинга остается поиск новых ниш и изучение запросов клиентов. С. Ларионов, директор филиала СПК-Казань, рассказал, что сегодня в компании есть централизованная маркетинговая структура, в функциональные обязанности которой входит развитие клиентской базы, поиск новых ниш и направлений, в первую очередь в сегменте переработки металлопроката, поскольку классический металлотрейдинг уже не дает возможности получать дополнительную прибыль. В казанском филиале СПК активно развивает сервисную переработку металлопроката, причем часто путем исследования процесса применения металлопродукции непосредственно у клиента. По словам С. Ларионова, сотрудники компании выезжают к потребителям на строительные и производственные площадки, чтобы своими глазами увидеть, как они используют прокат, не требуется ли дополнительная переработка. Это позволяет находить новые направления для расширения спектра предоставляемых услуг. Например, многие строители занимаются торцовкой арматуры (особенно больших диаметров), с тем чтобы затем соединять ее в замки. Такая торцовка чаще всего осуществляется болгаркой вручную в условиях строительной площадки.

С целью повышения качества и скорости обработки проката СПК предложила потребителям в своем регионе такой вид услуги, как торцевание арматуры на ленточнопильном станке. А. Малышев, генеральный директор УПТК65, рассуждая о роли маркетинга, отметил, что в нынешних условиях его присутствие становится все более необходимым. «В нашей компании собственной службы маркетинга не было никогда, поскольку мы всегда считали, что лучший маркетолог — это активный продавец. Он сам знает, кому, сколько и по какой цене надо продавать. Однако, дойдя до определенного объема переработки проката, мы поняли, что и в этом направлении надо внедрять регулярный менеджмент. Мы вплотную приблизились к пониманию того, что собственная служба маркетинга на предприятиях, которые занимаются сервисом в металлоторговле, должна работать бок о бок с квалифицированными продавцами, готовить для продавцов некую базу данных, некий сегмент для разработки, примерно описывая предполагаемых клиентов, проводя, можно сказать, разведывательную кампанию», — рассказал он. Не последнюю роль в этом играют два тренда, которые сегодня набирают вес. С одной стороны, в погоне за маржинальностью все большее внимание игроки рынка уделяют работе с конечными потребителями и малыми предприятиями, с другой — в эту сферу активно вторгается крупный бизнес — государственные предприятия и мощные международные корпорации. Поэтому здесь, по мнению А. Малышева, необходимо разумно сочетать традиционные способы продвижения, ценообразования с умением находить индивидуальный подход. За комбинацией умения продавать, навыков выстраивать коммуникацию и в то же время анализировать и улавливать новые тренды и стоит будущее службы маркетинга в металлоперерабатывающем бизнесе. В. Лещук, специалист отдела маркетинга компании Метинвест Евразия, согласился с тем, что одной из важных функций деятельности службы маркетинга является поиск новых точек роста, анализ индустрии и мониторинг различных тенденций, чтобы понять выгодность и экономическую эффективность инвестиционных вложений в то или иное направление. Сегодня Метинвест Евразия активно развивает направление розничных продаж, и с этой целью ее маркетинговая служба проводит исследование потребностей клиентов, чтобы глубже понимать их требования к поставщикам и лучше им соответствовать. Помимо этого, в настоящий момент компания просчитывает различные варианты углубленной переработки металлопроката для повышения конкурентоспособности и устойчивости своего положения на российском рынке металлов. Наиболее полно сервисная переработка представлена сегодня, пожалуй, в ЕВРАЗ Металл Инпроме. В сервисных центрах компании установлены 12 типов современного высокотехнологичного оборудования (всего более 200 единиц), а производственные мощности предприятия способны переработать порядка 1 млн т стали в год.

А. Попова, руководитель отдела маркетинга дивизиона «Центр» ЕВРАЗ Металл Инпрома, рассказывая о стратегии присутствия компании на рынке, в частности, в Центральном регионе России, отметила, что в настоящее время наиболее активно процессинг развивается на региональных площадках. Московский комплекс при этом в большей степени ориентирован на работу в качестве распределительного склада, где выложена наиболее широкая линейка металлопродукции. Такое разделение, помимо всего прочего, позволяет маркетинговой службе понять, какие филиалы в каких нишах рынка могут работать более успешно, и вносить изменения в сортамент металлопродукции, представленный в том или ином регионе. А. Солоп, заместитель генерального директора ГК Протэк, также отметил значимость маркетинга в процессе диверсификации бизнеса компании. Благодаря ему Протэк, расширяя спектр видов деятельности, связанных с поставками и переработкой проката, последовательно запустил центр по обработке рулонной стали, арматурносервисный центр и завод металлоконструкций. В 2013 г. в компании была введена в эксплуатацию автоматизированная линия на базе сварочной машиныМТМ 177.02П по производству сварной сетки и запущена линия по производству металлочерепицы типа «Монтеррей» и «Супермонтеррей». В Торговом доме «Санеста-Металл» служба маркетинга существует достаточно давно и занимает особое место в структуре компании, рассказала Е. Логинова, заместитель директора по маркетингу. В функции службы входит и ценообразование, и участие в процессе заказа складской продукции, и анализ продаж, и реклама, и работа с клиентами по выявлению их потребностей, которой, кстати, уделяется особое внимание.

В целом практически все выступавшие отмечали особую роль маркетинга в деятельности компании, ориентацию долгосрочных и среднесрочных планов на прогнозируемые потребности рынка, необходимость качественных исследований клиентской базы и активной работы сотрудников отделов маркетинга на пике продаж.

Металлоснабжение и сбыт


16.12.2013 По разные стороны баррикады

Среди экспонентов 19-й Международной промышленной выставки «Металл-Экспо’2013» были компании, выпускающие и реализующие различные виды продукции из алюминия. Кроме того, состоялось ставшее уже традиционным совещание производителей, поставщиков и потребителей алюминиевой продукции, на котором разгорелась жаркая дискуссия о путях нормализации ситуации на отечественном рынке крылатого металла.

«Я рад приветствовать вас всех на нашей встрече, — сказал А. Романов, президент Российского союза поставщиков металлопродукции. — В нынешнем году состояние и мирового, и российского рынков ухудшилось. Как вы хорошо знаете, цены упали, заказы сократились, производители вынуждены уменьшать выпуск продукции».

Затем слово было предоставлено О. Чарину, генеральному директору Торгового дома Русала. «По итогам 2013 г. потребление алюминия на одного жителя в нашей стране может составить 7,6 кг, — сказал он. — Но мы надеемся на увеличение этого показателя к 2020 г. до 13—15 кг, то есть почти в 2 раза. Наибольший спрос на металл наблюдается в Центральном федеральном округе, за ним следуют Уральский, Южный и Сибирский. Однако повышение тарифов естественных монополий, а также низкая цена алюминия на LME нас тревожат и вынуждают уменьшать объемы производства. Продолжать поставки по таким низким ценам при растущих затратах становится все тяжелее».

Дальше — хуже. Ставки банковских кредитов запредельны, платежеспособный спрос сужается, оборудование стареет, и все это не стимулирует эффективного развития промышленности. Отечественным предприятиям становится все труднее конкурировать с их иностранными коллегами.

Влияние государства увеличивается. Черная металлургия зависит от бюджетного финансирования (через закупки государственных и связанных с ними организаций) на 30%, экструзионная отрасль — на 40%, автомобильная — на 50%, производство алюминиевого проката — на 50%, кабельная индустрия — на 70%!

Рынок же существенно не преобразился. Его участники предпочитают использовать продукцию исходя из требований ГОСТа, и им нужен не первичный алюминий, а сплавы, прокат и профили. В Россию идет крепчающий с каждым годом поток импорта на фоне не особо сильного экспорта. В 2013 г. вывоз алюминиевых изделий прирастет на 8% — до 362 тыс. т, ввоз — на 10%, до 450 тыс. т (цифра огромная, фактически речь идет о половине внутреннего рынка).

Несмотря на замедление рынка, в Русале прогнозируют его рост в 2014 г. Основные опасения связаны с повышением тарифов естественных монополий, со слабой доступностью кредитных ресурсов, с усилением темпов ввоза готовых изделий из алюминия. Однако внутренний рынок является для Русала приоритетным, и он продолжит работать на благо клиентов, готовый участвовать в проектах, ориентированных на развитие новых направлений бизнеса своих потребителей и создание благоприятных условий для деятельности перерабатывающих алюминий предприятий в России.

В канун выставки «Металл-Экспо’2013» Русалом были подготовлены для Министерства промышленности и торговли России предложения по программе развития рынка алюминиевой продукции. Ее главные пункты таковы:
разработка новых высокоэффективных неизолированных проводов и их внедрение в практику жилищного строительства;
создание алюминиевого вагона;
гармонизация еврокодов с ГОСТами и СНИПами;
начало антидемпингового расследования в отношении ввоза китайских колес;
прекращение «серого» и «черного» импорта алюминиевых изделий на территорию России из государств дальнего зарубежья или транзитом через страны Таможенного союза и из Калининградской области (алюминиевых строительных конструкций из Сербии и КНР);
ужесточение требований к изготовлению компонентов для сборочных предприятий международных автопроизводителей, действующих в нашей стране;
изменение стандартов нанесения лакокрасочных покрытий на промышленные, транспортные и инфраструктурные объекты с использованием алюминиевых порошков и пудр.
«Данная программа будет осуществляться в 2014—2022 гг. Предлагаем всем участникам рынка присоединиться к ее реализации и ждем предложений по ее расширению», — резюмировал О. Чарин.

После слово взял Л. Виноградский, генеральный директор компании Алунекст, обратившийся к О. Чарину: «Вы всегда в своих выступлениях даете хороший анализ рынка алюминия в России. Вами разработана программа по его развитию, и ему вы будете уделять основное внимание. Изменится или планируется что-то изменить у вас в вопросах стимулирования потребления алюминия теми заказчиками, которые работают сегодня с вами?» По словам Л. Виноградского, в отечественной алюминиевой индустрии единственный монополист, «естественный» для рынка, — это непосредственно сам Русал. Ему стоит попытаться найти точки соприкосновения с потребителями для совместного развития рынка, будь то борьба с «серыми» поставками алюминиевых профилей из Сербии или решение иных накопившихся проблем.

«Мы хотим получить долгосрочную формулу цены на алюминий. Вы время от времени работаете по формуле, потом ее немножко меняете, — подчеркнул он. — Два-три года у нас все нормально. Если завтра цена на LME начнет расти на $400 в месяц, то у вас формула, конечно, сразу изменится. Дайте нам какую-то перспективу». «Обозначьте цену для России», — присоединился к нему А. Лукин, руководитель фирмы Алрос. «Мы действуем в соответствии с предписанием ФАС России. Все действия по изменению цен осуществляются в соответствии с установленными государством рамками», — ответил О. Чарин.

Инициативу перехватил А. Романов, обратившийся к собравшимся: «Совершенно очевидно, что к Русалу, выступающему монополистом в продажах первичного алюминия и сплавов на территории России, есть вопросы со стороны его клиентов, связанные с необходимостью прояснить цены на перспективу. Нужно, чтобы они, контактируя со своими потребителями, имели багаж информации, достаточный для объяснения, почему происходят те или иные изменения цены».

Его поддержала Н. Эрастова, директор компании Иплана МП, указавшая на необходимость плотного взаимодействия предприятий по выпуску алюминиевых профилей и компаний, осуществляющих их финишную обработку и изготавливающих светопрозрачные конструкции.

И вновь слово взял А. Романов, который привел в пример специфику черной металлургии. В ней производители заключают с потребителями соглашения по объемам продаж стального проката, уточняемые в дальнейшем на каждый месяц, квартал и т.д. Тот, кто выбирает все объемы за прошедший период, кто своевременно оплачивает продукцию, увеличивает заказы, переходит в более высокий ранг у поставщика и имеет дополнительные преференции.

Затем А. Романов коснулся темы импорта из Китая. «Россия вступила в ВТО, и на сегодняшний день никаких расследований против ввоза из КНР вестись не будет. Почему? Потому что не удается собрать информацию. В Китае запрещено передавать какие-либо статистические данные, если это принесет вред КНР. Соответственно крайне сложно собрать сведения по внутренним ценам для их сравнения с экспортными, — подчеркнул он. — Да и просто следует быть объективными: нет специалистов по ВТО. Уже год обсуждается вопрос создания консультационно-информационных центров для компаний, сталкивающихся с демпингом. В реальности подобных структур нет ни при Министерстве промышленности и торговли РФ, ни при Министерстве экономического развития РФ».

В. Кононенко, генеральный директор Международной алюминиевой компании, вновь акцентировал внимание на вопросе формирования стоимости крылатого металла для отечественных потребителей, предложив сравнять цены для российского и европейского рынков.

В свою очередь о ситуации с медью в кабельной отрасли рассказал А. Крохин, руководитель проекта Русала. В ней уже три года подряд применяются жестко фиксирующие все мало-мальски значимые условия контракты, и тем самым заключившие их организации могут спокойно контролировать себестоимость производства своей продукции.
Подводя итоги совещания, А. Романов отметил: «Текущая ситуация имеет две грани. С одной стороны, Русал продает по низким ценам и с маленькой премией, не дающей возможности ему покрывать свои издержки, с другой — у его клиентов нет ясности относительно изменений цен в будущем. Нужна прозрачность цен для планирования структуры себестоимости у переработчиков алюминия. Если для нормализации положения дел на внутреннем рынке алюминия требуется отменить действующее для Русала предписание ФАС России, то следует обратиться в данное ведомство. Понадобится провести встречу с его представителями — проведем. Главное — не сидеть поодиночке, а действовать сообща».

Металлоснабжение и сбыт


04.12.2013 Новые идеи для развития металлоторгового бизнеса

Как федеральные сетевые металлоторговые компании, так и региональные трейдеры традиционно активно используют выставочную площадку «Металл-Экспо» для укрепления взаимоотношений с производителями металлопродукции, для поиска новых сбытовых ниш и проверки своих стратегий развития. Тренд очевиден – дальнейший дрейф в производственные направления и оказание дополнительных сервисных услуг.

В последние годы металлоторговые компании различного уровня и масштаба деятельности активно развивают сервисное направление своей деятельности, предлагая клиентам разнообразные услуги, делающие процесс покупки металлопродукции более удобным и комфортным. Сегодня, когда наценки на прокат снижаются серьезными темпами, а в некоторых случаях и вовсе становятся отрицательными, предоставление потребителям дополнительного сервиса выходит на первый план, становясь порой решающим фактором для клиентов при принятии решения о закупке.

Сервисные возможности металлоторговые компании продемонстрировали в ходе «Металл-Экспо’2013». Участники и посетители выставки могли ознакомиться с перечнем поставляемой и перерабатываемой продукции, а также пообщаться с руководителями и специалистами таких компаний, как А ГРУПП, Металлсервис, Сталепромышленная компания, ДиПОС, Глобус-Сталь, Омега Металл, Гамма-Сталь, Илеко, Инокстрейд, Континенталь, Трубмаш-Инжиниринг, СтальИнтекс, Инокс Металл Групп, Металлоцентр Лидер-М, Ориннокс, ГК Профиль, ПКФ Санк, Салют, София-Металл, Специальные Стали и Сплавы, Стальинвест и многие другие. Сортамент поставляемой этими компаниями продукции способен закрыть потребности в металле всех отраслей реального сектора экономики.

Металлоснабжение и сбыт


21.10.2013 Разлаженность транспортного конвейера

Логистическая составляющая металлургического бизнеса становится крайне чувствительной. Скорость транспортировки грузов падает с каждым годом. Тарифообразование на железнодорожном транспорте привело к тому, что многие грузы стали перевозиться автомобильным транспортом. В России с ее необъятными пространствами и впечатляющими расстояниями неизбежно будут расти внутренние перевозки, но этот рост может пройти мимо железнодорожников, все чаще проигрывающих конкуренцию с автоперевозчиками. Товарные потоки в горно-металлургическом комплексе меняются прямо на наших глазах и будут динамично меняться в дальнейшем.

Промышленная карта страны во многом рассчитана на дешевые грузоперевозки и доступные энергоносители. Второго конкурентного преимущества больше нет. Если и первое сделать недоступным, то отечественным промышленникам останется только бананы выращивать. Еще одно существенное обстоятельство заключается в том, что без решения транспортных проблем страны потолок роста экономики всего 3%. Именно инвестиции в инфраструктуру могли бы разогнать экономику. Но даже кризисные времена не вызвали особого бума вложений в инфраструктуру страны.

Инфраструктурные барьеры
Транспортная система России всегда имела неоднородную структуру. В европейской части страны существует плотная сеть автомобильных и железных дорог, в то время как до некоторых северных и сибирских регионов можно добраться только по воздуху. По сути, сегодня грузовой транспорт выполняет две основные функции: обеспечивает деятельность промышленности и доставляет продукцию на экспорт. В Советском Союзе различные виды транспорта действовали сообща, организуя оптимальный перевозочный процесс. Так, автомобильный транспорт доставлял грузы от производителей к железнодорожным станциям погрузки и обратно, а по железным дорогам грузы перевозились на большие расстояния.
С середины 1990-х годов единый транспортный комплекс стал трансформироваться в систему с жесткой межвидовой конкуренцией. Постепенно автомобильный транспорт становился все более конкурентоспособным, чему содействовали государственные программы по развитию автодорожной сети, обновление и существенная модернизация автопарка, возможность доставки грузов «от двери до двери», гибкая система тарификации. Железные дороги упустили момент и не успели перестроиться под новые условия рынка. Железнодорожный комплекс сохранил многие старые черты, которые способствовали оптимальному перевозочному процессу в условиях плановой экономики, но резко сократили конкурентный потенциал в условиях рынка. К этим чертам можно отнести сложную систему подачи и согласования заявки на перевозку, большие сроки доставки грузов, классность грузов и негибкую тарифную систему.
Конечно, нельзя винить в потере конкурентоспособности только железнодорожников. В 1990-х и начале 2000-х годов железные дороги были основным способом поддержки отечественной промышленности (тарифы были заморожены государством), в результате железнодорожный транспорт накопил значительный объем недофинансирования и не смог своевременно развить инфраструктуру, что привело к возникновению на сети узких мест, констатирует А. Поликарпов, руководитель отдела исследований грузовых перевозок Института проблем естественных монополий (ИПЕМ). По его словам, железнодорожный транспорт и сейчас поддерживает отдельные отрасли промышленности (в частности, угольную) через заниженные экспортные тарифы.
Автомобилисты изначально находятся в более выгодных условиях. Так, автоперевозчики не оплачивают содержание и развитие инфраструктуры, а это около 60% расходов при железнодорожной перевозке. Однако с 1 ноября 2014 г. проезд грузовика массой более 12 т по федеральным дорогам будет стоить 3,5 руб. за километр (для справки: это соизмеримо со стоимостью оплаты труда водителей), тем самым стоимость перевозки тонны груза в еврофуре на расстояние 3 тыс. км вырастет более чем на 500 руб., что сопоставимо с тарифами РЖД на услуги инфраструктуры и локомотивной тяги при перевозках угля.
На рынке автоперевозок занято большое количество «серых» перевозчиков, которые используют различные способы ухода от налогов и экономят на обслуживании и обновлении парка, в результате «серые» перевозчики демпингуют и вынуждают «белых» автоперевозчиков использовать «серые» схемы. Процветанию «серых» перевозчиков способствует и высокая коррумпированность сотрудников надзорных органов. Например, штраф за перегруз фуры составляет сотни тысяч рублей, в то же время значительное число фур уходят в рейс перегруженными, но штрафы в казну попросту не поступают. По неофициальным данным, автоперевозчики на коррупционную составляющую закладывают суммы, сопоставимые с оплатой труда водителей.
И все же, несмотря на дополнительные неофициальные сборы, воровство и прочие риски, совокупная стоимость доставки автотранспортом грузов третьего класса (высокодоходные грузы с высокой степенью передела) на расстояние свыше 3,5 тыс. км (Сибирь — Москва) дешевле перевозок железнодорожным транспортом на 50—60%! В настоящее время крупные операторы железнодорожного подвижного состава уже скупают автоперевозчиков и создают собственные автопарки. По их словам, работа на рынке автоперевозок гораздо проще, комфортнее и финансово выгоднее, чем на рынке железнодорожных перевозок. И это при том что качество 60% дорог России не соответствует нормативам, 92% трасс имеют лишь по одной полосе в каждую сторону, треть работают в режиме перегрузки: за последние годы уровень автомобилизации вырос в разы, а протяженность дорог с твердым покрытием — лишь на 23%.

Логистика металлургов и металлотрейдеров
Из 1,5 млрд т ежегодно перевозимых грузов на долю горно-металлургического комплекса приходится порядка 300 млн т, то есть каждая пятая тонна. Железнодорожный транспорт продолжает терять высокодоходные грузы, в том числе металлургическую продукцию. Парадоксально, казалось бы, но уже не первый год производители железнодорожных колес доставляют свою продукцию на железнодорожные ремонтные предприятия автотранспортом. В настоящее время строятся металлургические заводы, ориентированные на вывоз продукции только автомобилями. Погрузка черных металлов на железнодорожном транспорте за I полугодие 2013 г. снизилась на 5,8%, в то время как производство сократилось только на 2,8%.
В дальнейшем тенденция уменьшения железнодорожных перевозок черных металлов продолжится, если только железнодорожные компании и государство кардинально не изменят принципы и направления развития.
Северсталь, к примеру, при том что преимущественно использует железнодорожный транспорт, активно применяет также водный и автомобильный виды транспорта. «Мы используем тентованные фуры, полуприцепы, ломовозы. Видим серьезный потенциал увеличения доставки лома и вывоза готовой продукции в основном за счет сокращения сроков поставки по сравнению с железнодорожным транспортом, — рассказал директор по снабжению и логистике дивизиона «Северсталь Российская Сталь» Д. Павлюченков. — Парк собственных автомобилей загружен полностью, привлекаются дополнительные ресурсы для осуществления грузовых междугородних перевозок. В основном мы используем аутсорсинг автотранспорта, на отдельных технологических перевозках — свой автотранспорт. Выбор того или иного варианта зависит от экономической целесообразности. Автомобильный транспорт существенно сокращает сроки доставки грузов. Особенно это касается доставки готовой продукции клиенту, который не имеет доступа к железной дороге».
По словам Д. Павлюченкова, перевозчики сталкиваются с неразвитой инфраструктурой терминальных пунктов погрузки/разгрузки предприятий. Это связано с исторической тенденцией, когда все промышленные предприятия строились исходя из ориентации на железнодорожный транспорт. В настоящий момент Северсталь оценивает экономическую целесообразность развития перевозок автомобильным транспортом. Ограничением тут является планируемое введение в действие постановления Правительства РФ от 14.06.2013 г. №504 «О взимании платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 т». «С вступлением в силу постановления с 1 ноября 2014 г. мы прогнозируем рост тарифов на перевозки автомобильным транспортом на 9—12%», — сетует представитель Северстали.
Но есть и позитивные новости для грузовладельцев. В 2014 г. будут заморожены железнодорожные тарифы: отказ от индексации тарифов на железнодорожные перевозки позволит грузоотправителям существенно сэкономить. Согласно расчетам Минэкономразвития РФ, нулевой рост тарифа на грузоперевозки позволит сэкономить нефтяной отрасли 99,8 млрд руб. в 2014—2016 гг., металлургам — 38,1 млрд руб., угольной отрасли — 37 млрд руб., нефтехимии — 18,1 млрд руб. Это неудивительно, поскольку расходы на железнодорожные перевозки составляют 8,9% затрат компаний. РЖД от принятого решения потеряют в 2014—2016 гг. 250—260 млрд руб. В 2015 г. тарифы предполагается индексировать на уровень инфляции 2014 г., то есть на 5%.
Отечественные металлоторговые компании для перевозки металла обычно используют открытый большегрузный длинномерный транспорт (чаще всего МАЗы, MAN, Iveco и пр.). Такой автотранспорт позволяет в среднем перевозить партии металла объемом до 20 т.
В Москве в последнее время появились варианты использования менее габаритного транспорта, грузоподъемностью 5—10 т, в связи с ограничением въезда с 6.00 до 22.00 часов грузового транспорта на МКАД.
При этом при перевозке грузов у трейдера всегда есть выбор: использовать собственный транспорт или арендовать наемный. На содержание собственного автотранспорта тратятся весьма большие средства (покупка, эксплуатация, обеспечение сохранности грузов и т.п.). При неэффективном управлении он может превратиться в черную дыру, поглощающую финансы компании, несмотря на то что сторонние перевозчики при определении цены на свои услуги закладывают еще и прибыль, которая порой может быть весьма существенной.
Как правило, собственный автопарк создают компании, специализирующиеся на поставках крупных партий черного металлопроката, так как предприятия, занимающиеся цветным или нержавеющим прокатом, не ощущают необходимости в доставках больших партий, и кроме того, в цене их продукции стоимость доставки занимает незначительную долю.
Р. Куркин, генеральный директор компании Авиаль из Воронежа, рассказал, что они используют наемный транспорт: «Несколько лет назад у нас был эксперимент, когда мы купили автомобиль для доставки продукции клиентам. Но этот опыт показал, что иметь его невыгодно, поскольку необходимо содержать транспорт и штат водителей, платить транспортные налоги и т.п. Не всегда автомобиль был задействован и иногда простаивал без дела. Теперь мы полностью перешли на услуги наемного транспорта. При этом сами доставляем примерно 20% продаваемого металлопроката, остальное забирают клиенты. От производителя на наш склад мы также доставляем автотранспортом, поскольку так намного оперативнее. Дальность поставок в среднем до 1 тыс. км».
Автопарк еще одной воронежской компании — Союзкомплекта состоит из десяти бортовых 20-тонных длинномеров с прицепами марок Scania и Mersedes. «Собственным автотранспортом мы обеспечиваем примерно 40% перевозок металлопродукции, — рассказала А. Задорожная, руководитель отдела логистики Союзкомплекта. — В среднем в одну машину загружаем 20—25 позиций, хотя есть и монопозиционные доставки (как правило, это транзитные поставки с заводов)».
В основном собственный автотранспорт используется при перевозках по Воронежу и области, а также со складов из Воронежа, например, в южные регионы России. Московский филиал Союзкомплекта работает с наемными автомобилями, так как там нет такой логистической службы, как в головной компании. При перевозках металлопродукции от производителя на склады используется либо свой транспорт, либо наемный. В первом случае компания старается находить варианты доставки попутных грузов, чтобы машины не ходили порожними в одну сторону. Это позволяет окупать затраты, и металл на склад поступает по той же цене, по которой Союзкомплект закупает его на заводе.
Крупные операторы спотового рынка, наоборот, в создании собственного автопарка усматривают одно из конкурентных преимуществ и дополнительных компетенций. Все трейдеры, например, входящие в десятку крупнейших компаний (по версии журнала Металлоснабжение и сбыт»), обладают собственным парком автомобилей.
По словам С. Бенкляна, директора по логистике Ариэль Металла, грузы транспортируются от производителя преимущественно вагонами (70%), тогда как отгрузка клиентам, наоборот, на 90% осуществляется автомобилями. С учетом ограниченных возможностей РЖД, постоянных сбоев и закрытых направлений все чаще выбирается автомобильный транспорт. Если речь идет о расстояниях свыше 700 км, то здесь, скорее всего, интересны расценки на доставку при оплате в один конец. В автопарке компании преобладают бренды Scania, далее МАЗы, немного MAN и Mersedes. В среднем в автомашину грузится около шести позиций. Коэффициент выхода на линию равен 1,15.
Собственный парк автомобилей 22 единицы. Среднее количество нанимаемого автотранспорта — 50 единиц в день. Предпочтение отдается надежным и недорогим перевозчикам. Среди проблем в области автоперевозок выделяются пробки и необходимость постоянно делать выбор между надежностью поставки и возможностью оптимизации. Из-за постоянного выбора в пользу надежности не удается достигать существенной оптимизации по совмещенным доставкам или по двойным рейсам.
В компании планируется довести централизованную доставку в 2014 г. до 120 машин в сутки. Общий объем централизованной доставки 80% от общего объема отгрузки.
Д. Миллер, директор по логистике УХК «Королевский трубный завод» (УХК «КТЗ»), отмечает, что при доставке грузов от производителей на свои базы, а затем со складов непосредственно потребителям компания использует и автомобильный, и железнодорожный транспорт. Причем постепенно автомобильный транспорт становится все популярнее, хотя и остается более дорогим, чем железнодорожный, особенно на дальних расстояниях. По словам Д. Миллера, с марта текущего года железные дороги с точки зрения грузоперевозок оказались перегруженными по крайней мере в 2 раза. Поэтому иногда возникали такие ситуации, что станция назначения (куда приходят грузы, предназначенные для УХК «КТЗ») не принимала и не разгружала вагоны. В этом случае приходилось искать варианты разгрузки на близлежащих станциях, арендовать там площадки и вывозить прокат собственным автотранспортом.
УХК «КТЗ» имеет в собственности 20 единиц автотранспорта марки МАЗ. При формировании автопарка компания рассматривала варианты приобретения машин Scania, Iveco и Mersedes, однако экономические расчеты показали, что в этом случае окупаемость автомобилей занимает достаточно длительный срок, что в условиях непредсказуемости рынка металлов слишком значительный риск. А автомобиль МАЗ (с прицепом) позволяет полностью окупить себя за 2,5 года. В среднем в такую машину загружается 15—17 позиций, максимально 28. Что касается количества доставок за единицу времени, то у нас в настоящий момент есть жесткая цель: выйти на показатель «две доставки в день на одной автомашине». Сейчас вышли на коэффициент 1,8, что является хорошим результатом, учитывая то что география поставок УХК «КТЗ» включает и близлежащие регионы, и такие отдаленные, как, например, Санкт-Петербург
Аутсорсинг также имеет место, и его доля весьма значительна: в высокий сезон 40—50%. Рынок металлов — это сезонный рынок, и с мая по октябрь здесь высокая деловая активность. В зимние месяцы и ранней весной количество перевозок серьезно снижается, и автопарк оказывается не загруженным полностью. Поэтому компания и не старается обеспечить в сезон своими авто всю потребность в машинах для доставки грузов — это неэффективно. Тут заметно повлияло и введение ограничений на въезд грузового автотранспорта на МКАД в дневное время. Так, транспортные компании, предоставляющие в аренду машины, начали повышать цены. Пока компания взяла все эти издержки на себя, поскольку рынок сегодня сложный и приходится бороться за каждого клиента, в том числе ценой поставляемой продукции.
В настоящий момент компания занимается как расширением автопарка, так и его обновлением. Летом приобретены четыре новых автомобиля, и в ближайшее время будут закуплены еще два МАЗа. Кроме того, совершенствуется система диспетчеризации доставок. Ни для кого не секрет, что на металлобазах иногда погрузка занимает значительное количество времени, поэтому было решено расширить штат диспетчеров, в обязанности которых входит централизованный контроль за погрузкой машин с точки зрения клиентов. При этом сотрудники (диспетчер транспортного отдела и мастер склада) в случае простаивания автомобиля на площадке перед погрузкой более двух часов выходят на диалог с водителем, выясняют причину задержки, предлагают ему обед и отдых.
С целью повышения безопасности перевозок и сохранности грузов в каждом автомобиле установлены видеорегистратор, датчик GPS, датчик расхода топлива, а также противоугонная система. Каждый день диспетчер просматривает записи маршрута и отслеживает отклонения. В ближайшее время для клиентов будет запущена дополнительная услуга, воспользовавшись которой покупатели, заказавшие доставку на нашем автомобиле, получат пароли и смогут отслеживать состояние доставки на нашем сайте самостоятельно.
Д. Садриев, директор по маркетингу компании Металлсервис Групп, рассказал, что автопарк компании Металлсервис в Москве состоит из 153 автомобилей, в основном марки MAN. В большинстве это 20- и 40-тонные машины (треть автопарка), есть 80-тонные, 15 автомобилей грузоподъемностью 10 т. Имеется небольшое количество малотоннажных автомобилей МАЗ — «Зубренок» и «Газель». Помимо собственного автотранспорта широко используется и наемный, поскольку собственный автопарк может предоставить услугу доставки 200—300 клиентам в день, а реально за этот период Металлсервис обслуживает покупателей в 10 раз больше. На всех машинах установлены системы фиксации движения, поэтому диспетчеры всегда видят, где находится автомобиль. Если он где-то останавливается, то в программе появляется красное окно. И потом водитель должен будет отчитаться, почему он остановился, если обнаружится недостача проката.
Каких-либо проблем с въездом в Москву у компании нет, поскольку все автомобили имеют пропуска. Недавно компания выполнила доставку проката аж на территорию Кремля!
Б. Бобунов, директор по логистике ДиПОСа, отметил, что, как правило, от производителей на базы компании продукция доставляется железнодорожным транспортом, а от металлобаз по большей части развозится уже автомобилями. Автопарк ДиПОСа (в Москве и Ивановской области) состоит из 45 машин-длинномеров Scania, которые больше всего устраивают компанию по соотношению цена — качество. В среднем такой автомобиль окупается за 4-5 лет. В один автомобиль загружается 1—18 позиций, в среднем получается 6-7. Что касается количества рейсов, то стараются осуществлять три рейса за два дня.
Дополнительно 80—90 машин ежедневно компания привлекает в качестве наемного транспорта. Также небольшую долю продукции своим клиентам ДиПОС отправляет по железной дороге сборными вагонами.
«Серьезная проблема, на мой взгляд, — это состояние подъездных путей на объектах доставки продукции. Часто их собственники экономят средства, не вкладываются в ремонт, что становится особенно заметно весной и поздней осенью — в период распутицы, — рассказал Б. Бобунов. — Что касается ограничений на въезд, то на те автомобили, которые имеют регистрацию в московском филиале ДиПОСа, получены пропуска, и по ним проблем нет. Автомобили, имеющие регистрацию в Ивановской области, пришлось перевести на ночной режим работы. Есть также неудобства по машинам, которые идут транзитом через Москву, так как теперь приходится объезжать город, что влечет дополнительные затраты.
Ю. Иглин, директор по транспортной и складской логистике А ГРУПП, констатирует, что подавляющую часть грузов компания перевозит автомобильным транспортом: собственным и привлеченным по договорам на транспортно-экспидиционное обслуживание с компаниями-экспедиторами. Всего в месяц компания выполняет до 1,5 тыс. доставок продукции своим клиентам. Автопарк А ГРУПП состоит из машин марок Iveco и МАЗ, причем количество МАЗов постепенно уменьшается в процессе обновления и расширения парка. В частности, в сентябре получено четыре новых седельных тягача с прицепом Iveco для перевозки труб, сортового проката и листа.
Собственные машины компания приобрела с целью выполнения оперативных и сложных доставок клиентам, когда необходимо укомплектовать многопозиционный заказ или существует несколько пунктов загрузки или выгрузки товара. Использовать привлеченный транспорт в таких случаях или невозможно, или очень дорого.
Но и от аренды автомобилей в А ГРУПП не отказываются, поскольку в высокий сезон собственный транспорт не обеспечивает требуемого объема перевозок. Зимой же большой автопарк становится ненужным. Конечно, машины не простаивают в это время, но логистам приходится работать напряженнее, чтобы загрузить его по максимуму.
Повлияли ли на работу ограничения на проезд грузового транспорта по МКАДу в дневное время? «Да, мы вынуждены были получить пропуска. С другой стороны, на мой взгляд, в связи с сокращением количества грузового транспорта стало немного свободнее на дорогах Москвы в дневное время, — отмечает Ю. Иглин. — Многие клиенты, чьи компании расположены в регионах и осуществляют самовывоз продукции, приезжают в разрешенное ночное время. Правда, сложнее стало работать с привлеченным автотранспортом, поскольку не все операторы этого рынка получили пропуска».
Раньше считалось, что использование автотранспорта эффективно только на расстоянии 700 км. Сейчас эта планка резко увеличена. Автотранспорт стал конкурентоспособен с железнодорожным транспортом и на дальних расстояниях. «Эффективность доставки автотранспортом мы видим на расстоянии и 700 км, и 1,5 тыс. км, — говорит представитель А ГРУПП. — Более того, мы доставляли таким образом продукцию и на Сахалин, и на Байкал. Сегодня плата за перевозку металлопроката по железным дорогам в расчете на тонну доставляемого груза в ряде случаев соизмерима со стоимостью автомобильной доставки, а в ряде случаев проигрывает ей, хотя еще 6—8 лет назад металл с заводов поставлялся в основном железнодорожными вагонами. При этом автомобильный транспорт, безусловно, остается вне конкуренции в плане мобильности и возможности принимать оперативные решения по доставке, загрузке и разгрузке многопозиционных заказов. Есть, конечно, сложные направления (некоторые районы Сибири и Крайнего Севера), куда сложно добираться на машинах. Туда мы по-прежнему возим по железным дорогам. У нас заключены прямые договоры с компаниями-перевозчиками, которые оказывают нам соответствующие услуги».
Подробно проблемы логистики металлургических грузов будут обсуждаться на специализированной конференции, которая пройдет в рамках выставки «МеталлТрансЛогистик» 13 ноября в Москве, в Ренессанс-отеле.


Рабочие лошади транспортировки
За последние десять лет производство грузовиков в России удвоилось, однако в нынешнем году наблюдается охлаждение рынка грузовых автомобилей. По итогам восьми месяцев отмечается падение по всем сегментам авторынка, в частности, на 6,8% сократились продажи в сегменте грузовиков, рассказал на конференции «Ведомостей» «Комавто-2013» замминистра промышленности и торговли А. Рахманов. По его словам, удручает также динамика старения авто: доля авто старше восьми лет составляет 64% от всего парка в сегменте коммерческих автомобилей, 76% — в сегменте средних грузовиков и 57% — в сегменте тяжелых грузовиков. При этом продолжается массовый ввоз в страну подержанных грузовиков. Налогообложение такой техники будет усиливаться. Минпромторг РФ до конца 2013 г. планирует согласовать с Минфином РФ замену транспортного налога на экологический для коммерческих автомобилей с установлением дифференцированных ставок в зависимости от экологического класса, объема двигателя и возраста транспортного средства. Эта мера должна стимулировать обновление российского автопарка. По мнению замминистра, экологический налог для коммерческих автомобилей может быть введен после 2015 г.
Еще один предлагаемый Минпромторгом РФ инструмент, который выведет с рынка устаревшую технику, — это установление предельных сроков эксплуатации коммерческих автомобилей в диапазоне 7—15 лет. По данным А. Рахманова, в России сейчас 74% автомобилей низких экологических стандартов (ездят на топливе евро-2), около 14,5% используют евро-3 и 11,5% — евро-4. С 1 января 2014 г. для первой омологации будет применяться евро-5. Переход на каждый новый экологический класс — это удорожание техники, разумеется. Вместе с тем авторынок России входит в десятку самых емких в мире, а потому представляет для производителей грузовой техники поистине неисчерпаемые возможности.
Генеральный директор КАМАЗа С. Когогин так проанализировал складывающуюся ситуацию на рынке грузовиков в сегменте 14—40 т. Инвестиции в основной капитал, динамика строительного сектора, коммерческий грузооборот — все эти показатели, от которых напрямую зависят продажи грузовой техники, падают. В итоге если в 2012 г. было реализовано 117 тыс. грузовиков, то в 2013 г. объем продаж на российском рынке не превысит 91 тыс. авто. Сильное давление на рынок оказали складские остатки 2012 г., когда в Россию было ввезено много грузовиков евро-3, а также недобросовестная конкуренция со стороны китайских производителей. Сейчас черной дырой стал Казахстан, откуда в Россию ежемесячно поступает порядка 1,5 тыс. авто, которые не соответствуют даже евро-2. За восемь месяцев доля КАМАЗа выросла до 40%. Ежемесячно крупнейший в России производитель тяжелых грузовиков реализует 3—3,5 тыс. авто. Однако годовой производственный план будет скорректирован с 45 тыс. до 40 тыс. авто. По словам С. Когогина, большие плечи перевозок, масштабные расстояния, отсутствие разветвленной дорожной сети играют не в пользу автогрузоперевозок. Но скорость железнодорожных перевозок упала до 9 км/ч — непозволительная роскошь для экономики любой страны. Поэтому КАМАЗ совместно с партнерами приступил к созданию своего рода автохабов — перевалочных центров для автопоездов, призванных расширить возможности, повысить качество и мобильность автоперевозок.
Очевидные тренды в производстве грузовой техники выделяет Т. Арабаджи, директор маркетингового агентства Russian Automotive Market Research (НАПИ): значительные средства инвестируются в оборудование и обновление производственной базы, укрепляется сотрудничество с глобальными автопроизводителями, все активнее используются узлы и агрегаты от глобальных поставщиков (коробки передач, мосты и т.д.). По данным НАПИ, рынок новых среднетоннажных и тяжелых грузовиков за семь месяцев 2013 г. упал на 13,5%. В следующем году особого спроса на грузовики аналитики тоже не прогнозируют. С 2010 г. доля российских производителей снизилась с 63 до 45%, хотя лидерами рынка остаются КАМАЗ, Группа ГАЗ и белорусский МАЗ. Самая популярная и востребованная техника — тягачи и самосвалы. Большинство российских потребителей техники (61%) предпочитают дешевый ценовой сегмент, около 27,9%, наоборот, покупают технику премиум-сегмента и 10% находятся в среднем ценовом диапазоне.

Вопросы логистики металлургических грузов будут обсуждаться на специализированной конференции, которая пройдет в рамках выставки «МеталлТрансЛогистик» 13 ноября в Москве, в Ренессанс-отеле (зал "Москва"). Зарегистрироваться на участие в конференции можно здесь

Металлоснабжение и сбыт


07.10.2013 Производители Беларуси и России заинтересованы в активизации биржевых торгов металлопродукцией

Белорусские и российские производители и поставщики металла заинтересованы в активизации электронных биржевых торгов металлопродукцией. Об этом было заявлено сегодня на деловом семинаре "Рынок производства и потребления черных металлов в Республике Беларусь", который прошел в ОАО "Белорусская универсальная товарная биржа" (БУТБ), сообщила корреспонденту БЕЛТА пресс-секретарь биржи Оксана Беленькая.

Как отметил на семинаре председатель правления ОАО "Белорусская универсальная товарная биржа" Аркадий Саликов, электронные биржевые торги на БУТБ создают реальную конкурентную среду, способствуют снижению закупочных цен для белорусских предприятий. Использование биржевого механизма дает возможность производителям найти новые точки сбыта металлопродукции.

В объеме торгов на бирже металлопродукция занимает почти 50% в общем объеме торгов другими товарами на БУТБ. Ежедневно идут торги черными металлами и два раза в неделю - цветными. Беларусь ежегодно потребляет примерно 2,5 млн.т черного металлопроката, при этом 20% его проходит через биржу и эта доля постоянно увеличивается. Все больше покупателей и продавцов выходят на биржу, чтобы купить или продать металл, ведь использование биржевых технологий дает им большие преимущества, отметил Аркадий Саликов.

Торги металлопродукцией биржа проводит с июня 2005 года. По итогам января-сентября 2013 года объем биржевых сделок металлопродукцией на БУТБ по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличился на 17,5% и составил Br5,2 трлн., совершено около 160 тыс. сделок по реализации. В настоящее время торгуются товары по 130 позициям из групп черных и цветных металлов и изделий из них, лома и отходов черных и цветных металлов, электротехнической продукции, угля, кокса. Основной объем составляют сделки с черными металлами - примерно 400 тыс.т в год, или 15-20% от общего объема импорта этой продукции в республику.

В ходе семинара состоялась презентация торговой площадки металлопродукции БУТБ и ее возможностей по оптимизации торгово-закупочной деятельности. В мероприятии приняли участие около 30 представителей российских и белорусских предприятий металлургии, металлоторговли, сервисных металлоцентров, производителей металлоизделий и конструкций, ведущие аналитики рынка металлов. В числе участников - Российский союз поставщиков металлопродукции (РСПМ). Он объединяет свыше 100 организаций из 60 регионов России. Члены РСПМ в совокупности контролируют более 30% рынка металлов России.

Завтра участники семинара посетят ОАО "БелАЗ" - управляющая компания "БелАЗ-Холдинга" - одного из крупнейших потребителей металла.

ОАО "Белорусская универсальная товарная биржа" создано в соответствии с законом Беларуси "О товарных биржах" и постановлением Совета Министров от 30 декабря 2003 года №1719. Филиалы биржи действуют в Бресте, Витебске, Гомеле, Гродно, Могилеве, открыто представительство в России, работают представители в Литве и Латвии.

БЕЛТА - Новости Беларуси


|« Первая  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12   Последняя »|

Сегодня: 18 ноября 2018г.

вход в систему

Логин: Пароль:
Запомнить меня:

Регистрация | Забыли пароль?